пятница, 27 августа 2010 г.

Вестсайдская история

West Side Story
Palace Theatre
August, 11th, 2010

Прошло уже довольно длительное время с момента просмотра, поэтому ограничусь лишь слегка обработанными записями из собственного блокнота, не сочтите за дерзость. Перерабатывать их смысла уже нет, с сюжетом и даже картинкой этого мюзикла большинство читателей уже знакомы.

Когда осуществляется revival мюзикла конца пятидесятых годов, основное внимание должно уделить режиссуре и сценографии. Это не просто бытовое осовременивание (декорации и одежда соответствуют изображаемой эпохе), а именно оживление сюжета. Это пятая постановка шоу на Бродвее. Очень хорош ход с переложением части либретто на чистый испанский, потому что это уже точно второй официальный язык Нью-Йорка, и одновременно — сегодняшняя острая социальная тема. Поэтому разговоры пуэрториканцев, переведенные с оригинального английского на испанский, связывают зрителя с в общем-то уже набившим оскомину сюжетов «Ромео и Джульетты». Апогеем становится, конечно, песня, I feel pretty, полностью переведенная на испанский.

Хореография в целом повторяет оригинальную, но уже не везде выглядит актуально (хотя в чистом, отделенном от постановки виде смотрится просто здорово!). Главным недочетом является статичность Тони (Matthew Hydzyk) и Марии (Josefina Scaglione) в сольных сценах и дуэтах. Бытовая их игра выглядит убедительно, но когда Тони поет Who knows или Maria, Maria, не сходя с места в духе «Фабрик звезд» и «Народных артистов» — это плохо. Тем более, что романтическая линия сохранена в первозданном виде, он должен чувствовать прилив энергии , должен двигаться, скакать по нью-йоркским улицам и пожарным лестницам от одного прикосновения к руке Марии. Эту невинную поначалу платоническую страсть нужно обыграть пластически, а не стоять и исполнять арии в эстрадной манере.

Как и «Чикаго», этот мюзикл выезжает на музыкальном материале: чудесных, живых и лиричных мелодиях Бернстайна. Спектакль помимо темы любви затрагивает и вечно актуальную тему неприкаянности молодых людей в бедных кварталах, но режиссерское решение этих сцен не связывает происходящее с современным зрителем.

В результате на сцене скорее хорошая копия, чем revival. Хороша испаноязычная часть труппы (играющая пуэрториканцев), хороши и «местные», «коренные американцы». Мария (а может быть, и Тони) не справляется с вокальной частью номера Somewhere — и им на помощь зачем-то выставляют тенорового мальчика ровно на один номер. Кто он? Ангел? Что он здесь делает? В результате получаем только дополнительную порцию приторной слезливости.

Тем не менее, могу сказать, что доволен увиденным. При всех недостатках шоу, оно идет ровно, профессионально. Есть все-таки в бродвейской театральной машине что-то, что не позволяет конечному продукту оказаться ниже определенной отметки. А именно кастинг и контроль качества. Зритель не уйдет расстроенным. И такую модель нужно продвигать в жизнь и в наших шоу.

Этой заметкой я закрываю блок записей, посвященных просмотренным в эту поездку бродвейским шоу. Но это не значит, что это конец. Я постараюсь рассказать немного об атрибутах этой четко налаженной и отлично работающей системы и, как всегда, попытаюсь провести параллели с ситуацией в Москве.

Ссылки по теме:
Официальный сайт бродвейской постановки

Комментариев нет: