суббота, 31 июля 2010 г.

Не верю

Дживз почтительно откашлялся.
— Основное затруднение, сэр, насколько я понимаю, возникло вследствие того, что, согласно условиям договора, мистер Тодд за ежемесячное содержание обязан писать подробные письма мисс Рокметеллер обо всех своих приключениях, а единственный способ добиться желаемого результата, если мистер Тодд не желает жить в Нью-Йорке, заключается в том, чтобы найти ему на замену человека, который ходил бы повсюду и подмечал бы все детали, интересующие мисс Рокметеллер, а затем передавал бы свои заметки мистеру Тодду для литературной обработки — что ему нетрудно будет сделать при его богатом воображении — и дальнейшей отправки мисс Рокметеллер.
Сказав эту фразу на одном дыхании, Дживз умолк.
Рок беспомощно на меня посмотрел. Он не был вскормлен на Дживзе, как я, и, естественно, растерялся.
— Послушай, он не мог бы выражаться яснее, Берти? — сказал Рок. — Сначала мне показалось, я что-то понял, но потом у меня всё перепуталось.
— Дорогой мой, это предельно просто. Я знал, что мы можем положиться на Дживза. Тебе надо попросить кого-нибудь пошляться по городу и записать свои впечатления, которые ты потом литературно обработаешь и пошлёшь своей тётушке. Верно, Дживз?
— Именно так, сэр.
В глазах Рока зажёгся луч надежды. Он изумлённо посмотрел на Дживза, наверняка поражаясь огромному интеллекту славного малого.
— Но к кому мне обратиться? — спросил он. — Тут нужен человек умный и наблюдательный, умеющий подмечать мельчайшие подробности.
— Дживз! — сказал я. — Пусть этим займётся Дживз!
— А он согласится?
— Ты ведь согласишься, Дживз, не правда ли?
Впервые с тех пор, как Дживз у меня появился, я увидел на его лице нечто, напоминающее улыбку. Уголок его рта сдвинулся на четверть дюйма, а рыбьи глаза, обычно созерцавшие мир, лукаво блеснули.
— Я буду рад помочь вам, сэр. Должен признаться, в свой выходной я посетил несколько мест в Нью-Йорке, представляющих интерес, и мне будет крайне приятно продолжить знакомство с ними.
— Прекрасно! Я абсолютно точно знаю, чего хочется твоей тёте, Рок. Она жаждет услышать о кабаре. В первую очередь, Дживз, сходи к Райгельхаймеру. Ресторан на Сорок Второй улице. Его каждый знает.
Дживз покачал головой.
— Простите, сэр. К Райгельхаймеру давно никто не ходит. Сейчас самое модное кабаре — «Шалости на крыше».
— Видишь? — сказал я Року. — Положись на Дживза. Он знает, что делает.

Я не верю глазам своим — вот стою на Duffy Square возле касс TKTS в очереди за билетом на мюзикл и вспоминаю всю степень отчаяния, которая захлестнула меня в ноябре 2007-го года, когда на Бродвее забастовали сценические рабочие. В ту поездку мне удалось посмотреть только мюзикл «Мэри Поппинс», который благополучно идет и сегодня. Кассир неправильно слышит меня и продает сначала билет на Fela: The Musical. Объясняю ему, что с дикцией у меня неважно, ну и вообще момент эпохальный. И получаю заветный билет.

The Phantom Of The Opera
Majestic Theatre 247 West 44th Street
30 июля 2010 года

Вместо главного на сегодняшний день исполнителя роли Призрака Джона Куди (John Cudia) сегодня была замена на третий состав — играл Джереми Столли (Jeremy Stolle). Тем интереснее было следить за неожиданной заменой. Еще, конечно, нужно понимать, что записанное далее — это беглые строчки в блокноте театрала, который при сознании того, что шоу идет ежедневно с 1986-го года, всемирно известное и вообще, все же будет критиковать увиденное. Делать из этой постановки кумира можно только ни разу ее не посмотрев или после однократного просмотра при отсутствии опыта походов на другие мюзиклы.

Итак, первое действие оставило четкое ощущение «Не верю», и речь идет о драматической и ансамблевой составляющей. Кристина Дайе (Jennifer Hope Wills) не играет вообще, все основные драматические сцены с ней просто пропадают, вдобавок еще и сипит в середине своего диапазона. Верхние ноты при академической манере берет технично, но не придает им никакого окраса. Мадам Жири (Cristin J. Hubbard) вообще представляет собой ходячего робота, и хотя ей по роли положено быть холодной и расчетливой, но бросать свои реплики в пустоту, не обращая внимания на коллег вокруг — это сильно. Комедийные персонажи в данном случае благодаря либретто являются гораздо более легкими для исполнения: Карлотта (Kris Koop), Пьянджи (Evan Harrington), Андрэ (George Lee Andrews) и Фирмен (David Cryer) забавны, но не более того. Опереточные партии и ансамбли, которые постоянно выпадают этим персонажам, как раз предполагают такую легкую и неглубокую линию поведения на сцене. Рауль (Ryan Silverman) очень красив внешне, но играет такими «бродвейскими» штампами, что становится просто страшно за ход спектакля в целом. Ведь он должен быть более чутким и внимательным к подруге детства как минимум.

Если говорить об удачных сценах, то можно из первого действия назвать, пожалуй, только комическую оперу Il Muto, в которой актеры играют актеров во встроенном спектакле, выглядит это более органично. Ну и конечно сцену заглавной песни спектакля, а также следующую за ней The Music Of the Night нельзя обойти стороной — красиво, динамично, хотя можно было бы еще добавить драйва. Разумеется, эти две сцены держатся на Призраке, его первое появление на сцене. Джереми Столли справляется с актерской задачей хорошо. Очень пластичен. Ведет не линию демона из подземелья, а скорее сомневаюегося гения, прикрывающегося своими фокусами и техническими приспособлениями. В целом первое действие вылезает на: 1) всем известном сюжете и знакомом тексте либретто; 2) хорошей сценографии и четкой разводке мизансцен; 3) вокальной подготовке артистов при переходе на академическую манеру исполнения. Тем не менее, актеры позволяют себе допускать в своей игре откровенные гэги, в тексте либретто не обозначенные. Возможно, это происходит от скуки, от ложного понимания, что играть тут нечего, а нужно только следовать музыкальному рисунку.

Второе действие выезжает на гораздо большем количестве «ударных» сцен, таких, как маскарад (лестница, многолюдность за сцет манекенов, разнообразие за счет ярких, уникальных костюмов), опереточная сцена в офисе управляющих (Notes/«ему записочки несут»), которая опять же выигрывает за счет музыкальной конструкции, но не драматического исполнения. Кристина делает вид, что мучается выбором, мечется по сцене, переходит на этакий «бродвейский писклявый речитатив». От сцены на кладбище откровенно тянет в сон. Хорошо решена опера Don Juan Triumphant, по рисунку роли Кристина до последнего момента (несмотря на чудесный голос Эрика) не догадывается, что в плаще кроется не Пьянджи, а Призрак, а дальше после ключевого момента узнавания продолжает играть. Последние три сцены в подземелье по насыщенности действием, музыкальной истории и сюжету настолько хороши, что в принципе позволяют забыть о всех предыдущих актерских грехах. Подземелье величественно, повинуется мановению руки Призрака. Сам Эрик — особенно после срывания маски — безумный фрик, великолепный в своем сумасшествии, а затем милосердии и сцене прощения. Фрика играть не проще, но очень интересно, уверен. Джереми Столли отлично справился со всем этим, за что ему мой поклон и уважение.

Дальше — овации зала стоя, быстрые, отработанные, единичные поклоны и занавес. Все это бесконечный конвейер. И все же это не оправдание отсутствию драматической игры. Не буду делать скоропалительных выводов, возможно, что это и есть местная театральная традиция при постановке мюзиклов — тем интереснее будет посмотреть на местную драму и другие мюзиклы. Но, несмотря на все вышесказанное, этот спектакль необходимо посмотреть, потому что он — важная веха в развитии жанра мюзикла.

The Phantom Of The Opera. Remember your first time.

Искренне ваш, Фрэнк Рич, бродвейский мясник :)

Ссылки по теме:
Официальный сайт нью-йоркской постановки «Призрака оперы»

Подписаться на этот блог: RSS | Трансляция в ЖЖ

4 комментария:

Anastasia комментирует...

Дауш))
особенно понравилось про " Делать из этой постановки кумира можно только ни разу ее не посмотрев или после однократного просмотра при отсутствии опыта походов на другие мюзиклы" - сразу хочется спорить и возражать. но я, пожалуй, не буду.
я смотрела другого_Фантома. величественного, гениального, крышесносительного, и действительно заслуживающего званния "самого-самого".
И, Саш, у меня ощущение, что либо тебе не повезло с составом, либо ты увлекся "ролью сурового критика". потому что некоторые фразы смотрятся очень жесткими...

Александр Тугунов комментирует...

Нам не о чем спорить - мы смотрели две разные постановки. Я не увлекся, а все так же объективно (и уж тут-то точно беспристрастно) пытаюсь осмыслить увиденное. Это был основной состав, замена была только на Призрака. Значит, плохо провели несколько очередных кастингов. Если пощелкать на ссылки с именами актеров, то можно видеть, что у большинства из них не очень-то длинный бродвейский послужной список.

Anastasia комментирует...

"объективно и бестристрастно", говоришь? :) Саш, а почему ты считаешь, что твое личное_мнение "объективнее", чем чье-то еще? со стороны вот оно выглядит совершенно необъективным)))

Anastasia комментирует...

попробую подписаться на комментарии, а то в прошлый раз не получилось...