пятница, 28 мая 2010 г.

"В Москву! В Москву!"

Театр Фольксбюне (Берлин) на сцене театра имени Моссовета
в рамках Международного театрального фестиваля имени А. П. Чехова
27 мая 2010 года

Давно не выбирался в театр (ха-ха!), а тут сразу попал на Чеховский фестиваль, да еще на спектакль, о котором за сутки до просмотра начитался всякого в френдленте. В приступе паники хотел даже отговорить маму идти вместе со мной, но все же взял себя в руки, и вечером устроили себе просмотр этого действа.

Честно говоря, я так и не ощутил справедливости в режиссерской концепции (Франк Касторф), по которой «Три сестры» являют собой прошлое и будущее, а рассказ «Мужики» — реальное и суровое настоящее. Если угодно, натурализма было в «Трех сестрах» даже больше, чем в отрывках из «Мужиков». Довольно странный получился коктейль, хотя если рассматривать ингридиенты по отдельности — каждый из них был хорош. Первое действие вообще очень вдохновило (хотя и шло два с половиной часа — многие не выдерживали этого). Второе действие показалось более скомканым, оно рушилось о режиссерскую претензию, перекашивалось в сторону европейской новой драмы, а под конец вообще представляло собой мистическую резню-фарс с вознесшейся на трон Наташей и окончательно одуревшими сестрами.

Актеры, меж тем, показали очень хорошую, на мой взгляд, манеру игры. Соглашусь со своими друзьями — Милан Пешель, игравший Вершинина, был очень хорош. Равно как и Соленый (Мекс Шлюпфер) и Тузенбах (Ларс Рудольф), все время повторяющий на чистейшем немецком, что он «русский, немецкого в нем мало». Кулыгин (Сир Генри) все время говорит на подчеркнуто правильном английском, в этом проявляются его эмоциональная ограниченность, да и вообще сценическая отстраненность от жены. Что касается центральных женских характеров, то они запомнились скорее своим сумасшествием. Например,Ольга, уставшая после работы, экстравагантно поет в оперной манере. Гротесковая составляющая, местами явно неуместная, в целом не портит линий поведения персонажей.

Все это приправлено уже привычными техническими приемами вроде съемки актеров крупным планом с выводом на большой сценический экран, пения под живой рояль. В некоторых местах вроде философствования Вершинина получаются трогательные сцены из кино, но как это связать с остальным ужасом, который все сгущается и сгущается — непонятно. Поэтому все пять часов спектакля я увлеченно следил за работой актеров и периодически ностальгировал по «Трем сестрам», а особенно по капустнику, который мы устроили после практически подряд за четыре года показанных «Чайки», «Вишневого сада» и самих «Трех сестер». Над Бобиком и Софочкой мы шутили примерно так же, как и персонажи сегодняшнего спектакля.

Пара слов о зале. Видимо, восхищенные громкие речи Вершинина кому-то резали слух, некоторое количество зрителей ушло после первых тридцати минут. Многие не поняли вставки из «Мужиков». Самая большая миграция из театра произошла в антракте — в результате второе действие досматривали с тремя четвертями в партере и группой людей в амфитеатре. В финале оставшиеся зрители аплодировали актерам стоя в знак благодарности за проделанную работу. Оно того стоило. А вот технических накладок можно было избежать — ладно, что картинка с камеры иногда не появлялась на экране вовремя, но вот человек, листающий субтитры с переводом, явно погряз в собственной безответственности перед зрителем. Если текст «Трех сестер» еще можно было вспомнить по аналогии, то в не столь известных мне «Мужиках» я окончательно запутался.

Ссылки по теме:
Страница спектакля на официальном сайте фестиваля
Подписаться на этот блог: RSS | Трансляция в ЖЖ

Комментариев нет: