вторник, 5 января 2010 г.

Фандорин vs. театр

Борис Акунин «Весь мир театр»

В новой серии приключений главному герою исполняется пятьдесят пять лет, при этом он продолжает жить жизнью насыщенной, активной, исcледуя неведомое и совершенствуя себя, блестяще выходя из состояния, называемого людьми ленивыми и недалекими «кризисом». Эраст Петрович находится в настолько хорошей форме, что поневоле начинаешь задумываться, как же ему удавалось все то, что он проделывал в «Статском советнике» или эпизодах из «Нефритовых четок» — пятидесятилетний Фандорин куда ловче, сообразительней и опытнее себя же тридцатилетнего. И даже двадцатый век, который уже кусал нашего героя в некоторых прошлых произведениях господина Акунина, со всеми своими прогрессом, войнами, новой волной бизнесменов и политиков перестает быть помехой для Эраста Петровича, как бы признавая эту его опытность и постоянное самосовершенствование.

Однако роман не столько выполняет функцию очередного связующего звена между известными поклонникам саги фактами жизни великого русского сыщика, героя и интеллигента (отдельный монолог посвящен неприязни Фандорина к этому определению), не столько носит развлекательный характер и детективный окрас, сколько является ареной (в данном случае — театральной сценой, это важно) для разбора отношений самого Акунина к своему персонажу, а сквозь призму этих отношений — еще и Акунина к российской действительности. Благодаря тому, что действие происходит на подмостках и в кулисах, во время репетиций и представлений, а также тому, что все главные действующие лица являются актерами, автор умело раздает персонажам разной длины и силы монологи о власти, о выборе линии своей жизни, о фальшивой театральности и настоящих чувствах. В книге даже Фандорин, движимый влюбленностью и стремлением раскрыть дело, становится драматургом и претендует на звание актера, но всегдашняя его Судьба уберегает его от лицедейства, которого ему и в настоящей жизни на протяжении книги хватает сполна. Актерскую же функцию выполняет верный Маса, дружба которого с собственным господином проходит непростые испытания.

Происходящее настолько абсурдно, что читателю кажется, что его дурят, и нет никакой детективной интриги. Персонажи кажутся плоскими, что называется, «опереточными», и это вызывает эффект присутствия в плохом театре на спектакле по неудачной пьесе. Диссонанс не был бы столь масштабным, если бы на протяжении романа Фандорин не терзался постоянно своей влюбленностью и любовью, которая, к слову, дает очень интересное представление об Эрасте Петровиче и всей его прошлой, казалось бы, хорошо нам известной жизни, обнажая все новые слои героя, столь тщательно спрятанные им за разбитой переживаниями броней разума. Впрочем, к финалу действующие лица оказываются по традиции не столь уж и одномерными, Фандорин осознает свои многочисленные ошибки в процессе следствия и расставляет все точки над i в поисках убийцы, восстановлении дружбы с Масой и обретении любви, которой ему так не хватало с момента расставания с Мидори-сан.

Сквозь размышления Фандорина о своей прожитой жизни постоянно маячит фигура его создателя. Тут разрешается и вечный спор о большом и малом мирах мужчины, столь свойственный почти всем произведениям Акунина, проскальзывают и мотивы интервью, взятого автором у Михаила Ходорковского. Отдельно хочется отметить как горькую, так и радостную иронию Акунина над всеми попытками экранизации и инсценировки своих сочинений. Неслучайно вымышленный театр, в котором происходят все главные события книги, находится вблизи современного Российского академического молодежного театра, с которым неразрывно связано творчество Акунина — здесь впервые поставлен спектакль «Эраст Фандорин» по «Азазелю», для этого же театра Борис Акунин специально написал пьесу «Инь и Янь», где Фандорин в духе чеховской драматургии раскрывает очередное преступление. Это театр, в котором Акунину обеспечили успех вне литературы, на сцене. О будущем кинобизнеса для 1911 года (время действия в книге) сказано даже слишком много, но и тут главный российский киномагнат оказывается старым фандоринским знакомым и кратко, но очень живо рассказывает о своих планах экранизации «Фантомаса» — серии произведений, главный герой которых впоследствии подарит Эрасту Петровичу звучную фамилию. Горька ирония потому, что ни одного действительно стоящего по мнению Акунина фильма о Фандорине так и не было снято.

Поклонники фандорианы, безусловно, найдут в процессе чтения еще много приятных мелочей, но важным результатом книги является подведение общего знаменателя между главным героем и автором. Теперь Фандорину совершенно не страшно будет умереть в двадцатом веке (известно, что сей господин очень щепетильно относится к собственной кончине и делает все, чтобы она не была постыдной), а его создателю Борису Акунину наверняка будет проще жить в веке двадцать первом со своим непростым, но единственно правильным отношением к российской действительности. Остается только надеяться, что пути героя и автора еще пересекутся, и что каждый из них достигнет в итоге желаемого результата.

Ссылки по теме:
Российский академический молодежный театр

Комментариев нет: