вторник, 5 января 2010 г.

Но не был саунд грустней на свете

«Ромео и Джульетта» в рамках проекта Театра Наций Шекспир@Shakespeare
22 декабря 2009 года на сцене Центра им. Вс. Мейерхольда

Новый проект студии «Soundrama» под эгидой Театра Наций был сыгран для московской публики 22 декабря прошлого года, однако я до сих пор пребываю в замешательстве после просмотра. С одной стороны идея, безусловно, удачная — осмыслить неоднократно поставленную в различных жанрах (в том числе и мюзикла) трагедию Шекспира фирменными средствами «Саундрамы», основываясь на режиссерском опыте Владимира Панкова. С другой стороны — собственно, саундрамы я в этом спектакле как раз и не увидел.

Давно обжитый студийцами зал Центра Мейерхольда, казалось, всеми силами им сопротивлялся во время премьеры. Видимо, из-за другой конфигурации зрительских трибун (на сей раз расставленных вокруг помоста в центре зала) акустика в помещении меняется, а расположение колонок и музыкальных инструментов (в частности, барабанной установки) еще не до конца отлажено — звук доходит вроде бы и весь, но ощущения целостности нет. То же самое и с радиомикрофонами, они то работают, то не работают, и самое удивительное, что есть они только у центральных персонажей, в то время как многочисленные представители семейств Монтекки и Капулетти вынуждены перепевать и даже перекрикивать систему из четырех колонок и четырех звуковых мониторов (последние, видимо, и являются причиной), подвешенную в центре зала. Мне кажется, что при такой конфигурации зала и звуковой системы микрофоны просто необходимы каждому актеру, иначе никакой саундрамы не получится.

Вернемся к спектаклю. Режиссерская концепция разделения кланов по принципу «европейцы-азиаты» привносит интересные краски в историю, тем более что действие происходит в Вероне-современном мегаполисе. У Монтекки — облегающие маечки, брендовые ремешочки и позолоченные кроссовки и курточки с меховой отделкой, у Капулетти — клетчатые баулы с товаром и черные спортивные костюмы. Однако все это «стреляет» в первых двух третях первого действия, дальше эти приемы уже не несут на себе особой смысловой нагрузки. Вообще, надо честно признать, что спектакль откровенно затянут. Многие сцены выглядят явно лишними, и это постоянно сказывается на общем ощущении действия. Можно сказать, что только музыкальные сцены и держат внимание зрителя.


Сцена из спектакля. Фото: Basil Pro

С актерами тоже по-разному. Джульетта Сэсэг Хапсасовой весьма своеобразна вне вокальных линий, она порой обескураживающе проста и даже пошла со своим «ЧЁ?». Ромео (Павел Акимкин) довольно трогателен и убедителен, даже несмотря на свою подчеркнутую «мажористость» в начале спектакля. Интересное распараллеливание образов происходит, когда Ромео тяготится неведением в своей влюбленности («Из людей с этим именем я самый младший, за неимением худшего.»): за Ромео реплики произносит синьор Монтекки (Дмитрий Журавлев), а за Джульетту — кормилица (Ольга Резаева), однако эта двойственность, первоначально олицетворявшая старение души под гнетом переживаний, постепенно теряет свою смысловую нагрузку и уже совсем странно выглядит перед самым финалом. Насколько хорош в роли Меркуцио Петр Маркин — огромный, мощный, залихвастски простодушный -, настолько ставит в тупик Бенволио в исполнении Анастасии Сычевой — совершенно непонятны мотивы коверкания, повторения, издевательства над текстом с претензией на оригинальную странноватость персонажа. Очень понравилась мне чета Капулетти (Марат Абдрахимов и Лилия Солтанова), тихая (по настроению, не по звуку) и серьезная, как и положено предводителям таких кланов.

Все действие, на минуточку, происходит на фоне выносимых на сцену столов-кафедр с синтезаторами, стульев и музыкальных инструментов, периодически разбавляется видеообращениями князя Веронского в исполнении Евгения Миронова. Идет три с половиной часа. И несмотря на то, что публика в финале аплодировала достаточно долго, ощущение было близким к стокгольмскому синдрому. Спектакль в том виде, в котором сейчас существует, не выполняет по сути ни одну из задач, на него возложенных. Нет здесь какого-то свежего прочтения «Ромео и Джульетты», и, что печальнее, нет тут и ожидаемой всеми саундрамы. Возможно, постановка Панкова претерпит изменения к следующим показам и эволюционирует во что-то более соответствующее уровню как исполнителей, так и режиссера вместе с его замечательной студией.

Ссылки по теме:
Страница спектакля на сайте Театра наций
Сайт студии «Саундрама»

Комментариев нет: