пятница, 29 января 2010 г.

День открытых дверей


Около недели назад на сайте компании «Мосгортранс» появилось следующее сообщение (в орфографии и пунктуации редакторов сайта):

В сязи с участившимися обращениями пассажиров по вопросам работы ГУП «Мосгортранс», 27 января 2010 года с 12 часов руководство филиала 5-й автобусный парк ГУП «Мосгортранс» проводит прием населения по вопросам качества обслуживания перевозок пассажиров, работы отопления в салонах подвижного состава и работы водителей наземного гродского пассажирского транспорта общего пользования.
День открытых дверей будет проходить в конференц-зале административного здания по адресу: г.Москва, 3-й Силикатный поезд, дом 9.
Ближайшая станция метро «Полежаевская», далее маршрутами автобусов №№ 38, 48, 271, 800 до остановки «2-й Силикатный поезд».
Телефон для справок: 8(499)191-40-30.

Я (далее - А. Т.) нашел возможность доехать до 5-го автобусного парка (эта задача очень непросто решается с помощью общественного транспорта) и побеседовать с заместителем начальника парка по контролю Евгением Федоровичем Русовым (Е. Ф.) и самим начальником парка Александром Юсуфовичем Гулиевым (А. Ю.). Наша беседа проходила в конференц-зале на втором этаже административного корпуса, там же, где каждое утро проходят собрания руководителей подразделений парка, и продолжалась около сорока минут.

На этот раз я записывал разговор на диктофон, однако представлю тут лишь основные вопросы, ответы и предложения, прозвучавшие в ходе обсуждения. Сравните, кстати, вопросы с теми, что были заданы в августе прошлого года. Обсудили мы не так много, но зато очень конкретно.

А. Т.: Прием обращений пассажиров непосредственно в парк по телефону 8 (499) 191-22-12 никак не протоколируется, не уточняются контактные данные заявителя.

А. Ю.: Проинструктируем диспетчеров о приеме обращений, заведем книгу приема устных обращений и будем ее регулярно просматривать, контролировать точность и своевременность заполнения.

(Мое предложение — помимо четкого фиксирования обращений по этому телефону в специальном реестре завести в парке еще и адрес электронной почты для приема обращений пассажиров (мне, например, гораздо проще доехать до дома, посидеть пять минут, выключить эмоции и в текстовой форме изложить ситуацию). Этот адрес должен с соответствующим сопроводительным текстом быть на виду в салоне автобуса вместе с вышеуказанным номером телефона.)

А. Т.: В автобусах модели Волжанин-6270 «Ситиритм-15» система отопления работает неэффективно из-за непродуманной планировки салона и крайне неудачного расположения тепловых пушек (смотрите рисунок). Возможно ли поставить дополнительные тепловые пушки внутри салона, как это сделано в некоторых «Икарусах-280»?

Е. Ф.: Мы не имеем права вносить изменения в конструкцию автобуса, хотя бы потому, что дополнительные обогреватели нужно подключать к электрическим цепям автобуса и может случиться перегруз и замыкание.
А. Ю.: Некоторые парки ставят дополнительные обогреватели в салоне, эффекта от этого немного. А в этой конкретной ситуации причина — недосмотр производителя. Какие в этом случае претензии к парку?

А. Т.: Но у «Волжанина» помимо проблем с отоплением есть еще несколько существенных «пассажирских» недостатков. Из-за желания сделать низкий пол на всем протяжении салона и из-за специфики устройства заднего моста и горизонтального расположения двигателя в задней части автобуса образуются нелепые две огромные ступеньки, на которые не то, что пожилые люди, но и вообще все пассажиры с трудом забираются. В то же время мест для стоящих пассажиров практически не остается. В узком проходе между колесными арками сложно разойтись двум людям. Сиденья в салоне расположены так, что их количество мало, а пространства они занимают очень много. Известно, что закупкой автобусов занимается не ГУП «Мосгортранс», а Правительство Москвы, однако можете ли вы как-то повлиять на ситуацию и довести до их сведения, что такие автобусы неудобны для пассажиров, а значит не должны закупаться?

А. Ю.: Мы передадим ваши замечания, а также замечания других пассажиров в главное управление «Мосгортранса». Не только в нашем парке проходит встреча с пассажирами, другие филиалы тоже их устраивают, так что все мнения будут собраны и учтены. Ну а решать вопросы с поставками автобусов, увы, придется не нам. Не мы выбираем модели автобусов.

Е. Ф.: А ведь идет государственная сертификация, приемка салонов по безопасности. А какая может быть безопасность с теми же самыми высокими ступеньками?


Общий вид и схема расположения обогревателей в автобусах Волжанин-6270 «Ситиритм-15» (вверху) и МАЗ-107 (внизу). Также показано расположение сидений в салоне, наличие ступенек и уровень пола.

А. Т.: Но ведь нам на этих автобусах ездить, пассажиры платят за это и должны получать удобный подвижной состав. Если сравнивать «Ситиритм» с аналогичным ему 15-метровым автобусом МАЗ-107, то в последнем и кресла расположены компактно и в достаточном количества, и места между ними для стоящих пассажиров больше, и система отопления сделана с умом. Не знаю, как эти модели выглядят с точки зрения эксплуатации и обслуживания парком, но мне кажется, что МАЗ-107 с точки зрения пассажира выигрывает по всем пунктам.

Е. Ф.: И в обслуживании МАЗ-107 более надежен.

А. Т.: Возле станции метро «Филевский парк» водители автобусов 104, 130, 139 должны высаживать пассажиров на конечной остановке, однако очень часто они останавливаются не в положенном месте ДО светофора (смотрите схему), а проезжают дальше и открывают двери аккурат напротив сетчатого забора. Высадка пассажиров производится на проезжую часть, да еще так, что приходится неудобно обходить забор справа или слева.

Е. Ф.: Так быть не должно. Там вообще очень сложное место. Некоторые пассажиры еще пытаются СЕСТЬ на этой остановке в автобус и ехать через диспетчерскую и разворотный круг.

А. Ю.: Завтра посмотрим ситуацию на месте.

Схема расположения остановок общественного транспорта возле станции метро «Филевский парк» с указанием места стихийной высадки пассажиров водителями автобусов маршрутов 104, 130, 139

А. Т.: По пути к вам ехал на автобусе 05160 маршрута 155. Это «Икарус-280», и у него в салоне вообще не работала отопительная система. Стекла замерзли, через них ничего не было видно. Автоинформатор не работал, при этом водитель не объявлял остановки — полное ощущение подводной лодки. При мне двое пассажиров вполне своевременно обсуждали, почему они за проезд в этом холодном автобусе платят 28 рублей.

Е. Ф.: Мы эту машину уже останавливали, делали печку два дня назад, но вот видите — опять. К сожалению, ежедневно мы выявляем пять-шесть таких машин. Так что сегодня в ночь снова отдаем ее начальникам смен.

А. Ю.: Снимите с нее номера, пока не сделают.

А. Т.: На электронных табло снаружи и внутри автобуса очень часто видны ошибки в написании названий остановочных пунктов. Я уже обращал на это внимание летом, сейчас вот принес вам список остановок своего маршрута, написанный русским литературным языком с соблюдением всех норм орфографии. Попутно хочу отметить, что совсем недавно вместо весьма унылого голоса на аудиоинформаторе 130-го маршрута слышал новый голос, который значительно лучше. Вы наняли нового диктора?

А. Ю.: Это список остановок с правильным написанием? А как они пишутся на табло? Было бы интересно сравнить. Что касается аудиоинформаторов, то теперь они записываются не в каждом парке самостоятельно, а централизованно.

А. Т.: Как лучше обратиться в парк, если я наблюдаю нарушение правил перевозок, должностных инструкций?

А. Ю.: В первую очередь — звонить диспетчеру. Я уже пообещал, мы наведем порядок с приемом обращений. Ну и всегда можно оставить отзыв на сайте «Мосгортранса» — они их передают непосредственно нам.

Е. Ф.: Мы достаточно долго работаем с обращениями пассажиров, и жалобщик жалобщику — рознь. Есть вопросы и отзывы, как у вас, по конкретным машинам, и это нам скорее на пользу. А есть категория жалобщиков, просто наслаждающихся своей работой, присылающих море по сути пустых жалоб. Они, наверно, просто этим живут, пишут нам постоянно, но на наше предложение встретиться в парке и обсудить эти вопросы вместе, отвечают отказом.

А. Ю.: Я уже приглашал Вас на работу?

Е. Ф.: Наш предыдущий гость на подобное предложение сразу сказал: и люблю эту область, и хотел бы, но платят мало.

А. Т.: Ну это скорее проблема компании «Мосгортранс», которая не очень хорошо понимает, какую работу вообще говоря приходится выполнять ее сотрудникам. У меня на этом все, большое спасибо за уделенное внимание.

А. Ю.: Вам спасибо.

Ссылки по теме:
ГУП «Мосгортранс»
Предыдущий разговор с начальником 5-го автобусного парка

суббота, 9 января 2010 г.

«Мы не смеем, не сумеем...»

«Продюсеры» в театре Et Cetera
7 января 2009 года

По поводу актерской игры и вообще спектакля — смотрите мой предыдущий пост. Он оказался слишком безоблачным, просто потому что показ был очень удачным. А после второго просмотра мне хочется привести две цитаты (в авторской орфографии и пунктуации) с официального форума мюзикла:

Первая:
«Мы с семьей отправились на мюзикл „Продюсеры“ не просто в выходной, а в Рождество — 7 января! После просмотра осталось гнетущее впечатление и даже хорошая игра актеров и великолепная атмосфера театра не смогла его исправить, вечер был безнадежно испорчен. Считаю абсолютно недопустимым постановку скандального бродвейского мюзикла на российской сцене, т.к. слишком болезненна тема фашизма для русского народа и все остальные мысли, которые заложены в этот спектакль уходят на второй, а то и третий план. Это было очень хорошо видно по поведению зрителей во время спектакля, люди были сбиты с толку и не знали, как реагировать на происходящее на сцене. Один из зрителей очень эмоционально и громко, прямо во время действия, высказался по поводу происходящего на сцене, самое главное свастики. После этого в зале появилось просто ощутимое напряжение, которое было заметно даже артистам, зрители перестали аплодировать после окончания сцен. Можно сколько угодно рассуждать о глубине идей „продюсеров“, но то, что хорошо для американцев, которые мало знают вторую мировую войну, неприемлимо для русских. Безусловно, создатели русской версии очень рисковали, запуская их в Москве. Только один положительный момент в этом я вижу, что людей равнодушных не остается и каждый стремится высказаться, тем самым обозначив свою гражданскую позицию.»

Вторая:
«После сегодняшнего просмотра мюзикла „Продюсеры“ в театре Калягина остался в растерянности — Как могли пропустить такой „шедевр“ на большую сцену? Приходив ранее в этот театр, радовался хорошему зданию и вообще атмосфере театра. Но то, что я увидел сегодня „заставило“ меня взяться „за перо“. Понятно, что хотели поставить красивое шоу, что отчасти и получилось, кроме одного ньюанса — темы. Тема фашизма настолько актуальна в нашей стране и в душах наших людей, что любые спекуляции на эту тему считаю кощунственными! Практически каждую семью коснулось горе которое олицетворяла свастика, которую с легкостью носили актеры. Я понимаю, что актеры люди в некотором смысле подневольные, не могущие на 100% выражать свою социальную позицию (а мысль, о том с каким сердцем они играли этот спектакль меня волновала). Жаль, что в таком красивом месте пришлось получить „такой подарок“! Кроме того, очень удивила реакция на данном форуме, но надеюсь людей разделяющих мою позицию больше, чем тех кто высказывался ранее с одобрением этого мюзикла.»

Если кратко, то тут есть две ошибки, одна из которых системная, а другая — зрительская. Во-первых, на этот спектакль не нужно приходить с семьей, это совсем не семейной зрелище ни в коем разе. Точнее, оно может быть семейным при условии определенного уровня интеллекта и взаимопонимания в семье (пусть зрители не сочтут эту фразу за оскорбление), причем в семье достаточно молодой. Точно так же, как интеллект позволяет нам сдерживать заложенную на уровне генов расовую нетерпимость, так и здесь впитанную с молоком матери нетерпимость к любым проявлениям фашизма (единственно верную для населения нашей страны) можно очень легко отфильтровать силой своего ума от «спектакля в спектакле», «шоу, поставленного худшим режиссером по самой оскорбительной в мире пьесе с участием самых бездарных актеров и танцоров». В этом — вторая ошибка, русский зритель катастрофически не может воспринимать спектакль как шоу, а не как нотацию, не может расслабиться и окунуться в атмосферу. Понятно, что не всем приятно окунуться в атмосферу шоу с геями, фальшивыми нацистами, да еще и «выигрывающими войну». Тем более не нужно приводить на спектакль детей, и не из приличий, а просто потому, что они элементарно не смогут понять всего юмора ситуации. Что вынесет чадо из «Продюсеров»? Что геи — веселые (здесь мы — жертвы перевода), а нацисты — ненастоящие?

В общем, единственным моим выводом является то, что нужно написать очень крепкий, четко сбалансированный текст, рассказывающий о содержании спектакля (можно даже взять его с Musicals.ru с незначительными изменениями) и разместить его на всех страницах в интернете, на которых продаются билеты на спектакль. И еще один повесить у кассы театра Et Cetera.

Потому что сейчас зритель (которого мы, как известно, потеряли) идет на «самый смешной мюзикл Бродвея», «красочное бродвейское шоу» и, совершенно не разбираясь в ситуации, тащит в театр своих детей, а также по умолчанию расставленный в душе капкан обиды на постановщиков «за Гитлера на сцене».

Администрация театра должна понять, что упоминание о присутствии в истории нацистов и Гитлера — не досадный спойлер, а реальный способ привлечь в театр зрителя, который будет правильно воспринимать сюжет и не портить кровь другим зрителям в зале, а также актерам на сцене.

P. S. Алексей Черных настолько хорошо обыграл ситуацию с криками в зрительном зале, насколько вообще только было возможно — я аплодирую ему стоя. Ну и все актеры вообще молодцы.

вторник, 5 января 2010 г.

Фандорин vs. театр

Борис Акунин «Весь мир театр»

В новой серии приключений главному герою исполняется пятьдесят пять лет, при этом он продолжает жить жизнью насыщенной, активной, исcледуя неведомое и совершенствуя себя, блестяще выходя из состояния, называемого людьми ленивыми и недалекими «кризисом». Эраст Петрович находится в настолько хорошей форме, что поневоле начинаешь задумываться, как же ему удавалось все то, что он проделывал в «Статском советнике» или эпизодах из «Нефритовых четок» — пятидесятилетний Фандорин куда ловче, сообразительней и опытнее себя же тридцатилетнего. И даже двадцатый век, который уже кусал нашего героя в некоторых прошлых произведениях господина Акунина, со всеми своими прогрессом, войнами, новой волной бизнесменов и политиков перестает быть помехой для Эраста Петровича, как бы признавая эту его опытность и постоянное самосовершенствование.

Однако роман не столько выполняет функцию очередного связующего звена между известными поклонникам саги фактами жизни великого русского сыщика, героя и интеллигента (отдельный монолог посвящен неприязни Фандорина к этому определению), не столько носит развлекательный характер и детективный окрас, сколько является ареной (в данном случае — театральной сценой, это важно) для разбора отношений самого Акунина к своему персонажу, а сквозь призму этих отношений — еще и Акунина к российской действительности. Благодаря тому, что действие происходит на подмостках и в кулисах, во время репетиций и представлений, а также тому, что все главные действующие лица являются актерами, автор умело раздает персонажам разной длины и силы монологи о власти, о выборе линии своей жизни, о фальшивой театральности и настоящих чувствах. В книге даже Фандорин, движимый влюбленностью и стремлением раскрыть дело, становится драматургом и претендует на звание актера, но всегдашняя его Судьба уберегает его от лицедейства, которого ему и в настоящей жизни на протяжении книги хватает сполна. Актерскую же функцию выполняет верный Маса, дружба которого с собственным господином проходит непростые испытания.

Происходящее настолько абсурдно, что читателю кажется, что его дурят, и нет никакой детективной интриги. Персонажи кажутся плоскими, что называется, «опереточными», и это вызывает эффект присутствия в плохом театре на спектакле по неудачной пьесе. Диссонанс не был бы столь масштабным, если бы на протяжении романа Фандорин не терзался постоянно своей влюбленностью и любовью, которая, к слову, дает очень интересное представление об Эрасте Петровиче и всей его прошлой, казалось бы, хорошо нам известной жизни, обнажая все новые слои героя, столь тщательно спрятанные им за разбитой переживаниями броней разума. Впрочем, к финалу действующие лица оказываются по традиции не столь уж и одномерными, Фандорин осознает свои многочисленные ошибки в процессе следствия и расставляет все точки над i в поисках убийцы, восстановлении дружбы с Масой и обретении любви, которой ему так не хватало с момента расставания с Мидори-сан.

Сквозь размышления Фандорина о своей прожитой жизни постоянно маячит фигура его создателя. Тут разрешается и вечный спор о большом и малом мирах мужчины, столь свойственный почти всем произведениям Акунина, проскальзывают и мотивы интервью, взятого автором у Михаила Ходорковского. Отдельно хочется отметить как горькую, так и радостную иронию Акунина над всеми попытками экранизации и инсценировки своих сочинений. Неслучайно вымышленный театр, в котором происходят все главные события книги, находится вблизи современного Российского академического молодежного театра, с которым неразрывно связано творчество Акунина — здесь впервые поставлен спектакль «Эраст Фандорин» по «Азазелю», для этого же театра Борис Акунин специально написал пьесу «Инь и Янь», где Фандорин в духе чеховской драматургии раскрывает очередное преступление. Это театр, в котором Акунину обеспечили успех вне литературы, на сцене. О будущем кинобизнеса для 1911 года (время действия в книге) сказано даже слишком много, но и тут главный российский киномагнат оказывается старым фандоринским знакомым и кратко, но очень живо рассказывает о своих планах экранизации «Фантомаса» — серии произведений, главный герой которых впоследствии подарит Эрасту Петровичу звучную фамилию. Горька ирония потому, что ни одного действительно стоящего по мнению Акунина фильма о Фандорине так и не было снято.

Поклонники фандорианы, безусловно, найдут в процессе чтения еще много приятных мелочей, но важным результатом книги является подведение общего знаменателя между главным героем и автором. Теперь Фандорину совершенно не страшно будет умереть в двадцатом веке (известно, что сей господин очень щепетильно относится к собственной кончине и делает все, чтобы она не была постыдной), а его создателю Борису Акунину наверняка будет проще жить в веке двадцать первом со своим непростым, но единственно правильным отношением к российской действительности. Остается только надеяться, что пути героя и автора еще пересекутся, и что каждый из них достигнет в итоге желаемого результата.

Ссылки по теме:
Российский академический молодежный театр

Но не был саунд грустней на свете

«Ромео и Джульетта» в рамках проекта Театра Наций Шекспир@Shakespeare
22 декабря 2009 года на сцене Центра им. Вс. Мейерхольда

Новый проект студии «Soundrama» под эгидой Театра Наций был сыгран для московской публики 22 декабря прошлого года, однако я до сих пор пребываю в замешательстве после просмотра. С одной стороны идея, безусловно, удачная — осмыслить неоднократно поставленную в различных жанрах (в том числе и мюзикла) трагедию Шекспира фирменными средствами «Саундрамы», основываясь на режиссерском опыте Владимира Панкова. С другой стороны — собственно, саундрамы я в этом спектакле как раз и не увидел.

Давно обжитый студийцами зал Центра Мейерхольда, казалось, всеми силами им сопротивлялся во время премьеры. Видимо, из-за другой конфигурации зрительских трибун (на сей раз расставленных вокруг помоста в центре зала) акустика в помещении меняется, а расположение колонок и музыкальных инструментов (в частности, барабанной установки) еще не до конца отлажено — звук доходит вроде бы и весь, но ощущения целостности нет. То же самое и с радиомикрофонами, они то работают, то не работают, и самое удивительное, что есть они только у центральных персонажей, в то время как многочисленные представители семейств Монтекки и Капулетти вынуждены перепевать и даже перекрикивать систему из четырех колонок и четырех звуковых мониторов (последние, видимо, и являются причиной), подвешенную в центре зала. Мне кажется, что при такой конфигурации зала и звуковой системы микрофоны просто необходимы каждому актеру, иначе никакой саундрамы не получится.

Вернемся к спектаклю. Режиссерская концепция разделения кланов по принципу «европейцы-азиаты» привносит интересные краски в историю, тем более что действие происходит в Вероне-современном мегаполисе. У Монтекки — облегающие маечки, брендовые ремешочки и позолоченные кроссовки и курточки с меховой отделкой, у Капулетти — клетчатые баулы с товаром и черные спортивные костюмы. Однако все это «стреляет» в первых двух третях первого действия, дальше эти приемы уже не несут на себе особой смысловой нагрузки. Вообще, надо честно признать, что спектакль откровенно затянут. Многие сцены выглядят явно лишними, и это постоянно сказывается на общем ощущении действия. Можно сказать, что только музыкальные сцены и держат внимание зрителя.


Сцена из спектакля. Фото: Basil Pro

С актерами тоже по-разному. Джульетта Сэсэг Хапсасовой весьма своеобразна вне вокальных линий, она порой обескураживающе проста и даже пошла со своим «ЧЁ?». Ромео (Павел Акимкин) довольно трогателен и убедителен, даже несмотря на свою подчеркнутую «мажористость» в начале спектакля. Интересное распараллеливание образов происходит, когда Ромео тяготится неведением в своей влюбленности («Из людей с этим именем я самый младший, за неимением худшего.»): за Ромео реплики произносит синьор Монтекки (Дмитрий Журавлев), а за Джульетту — кормилица (Ольга Резаева), однако эта двойственность, первоначально олицетворявшая старение души под гнетом переживаний, постепенно теряет свою смысловую нагрузку и уже совсем странно выглядит перед самым финалом. Насколько хорош в роли Меркуцио Петр Маркин — огромный, мощный, залихвастски простодушный -, настолько ставит в тупик Бенволио в исполнении Анастасии Сычевой — совершенно непонятны мотивы коверкания, повторения, издевательства над текстом с претензией на оригинальную странноватость персонажа. Очень понравилась мне чета Капулетти (Марат Абдрахимов и Лилия Солтанова), тихая (по настроению, не по звуку) и серьезная, как и положено предводителям таких кланов.

Все действие, на минуточку, происходит на фоне выносимых на сцену столов-кафедр с синтезаторами, стульев и музыкальных инструментов, периодически разбавляется видеообращениями князя Веронского в исполнении Евгения Миронова. Идет три с половиной часа. И несмотря на то, что публика в финале аплодировала достаточно долго, ощущение было близким к стокгольмскому синдрому. Спектакль в том виде, в котором сейчас существует, не выполняет по сути ни одну из задач, на него возложенных. Нет здесь какого-то свежего прочтения «Ромео и Джульетты», и, что печальнее, нет тут и ожидаемой всеми саундрамы. Возможно, постановка Панкова претерпит изменения к следующим показам и эволюционирует во что-то более соответствующее уровню как исполнителей, так и режиссера вместе с его замечательной студией.

Ссылки по теме:
Страница спектакля на сайте Театра наций
Сайт студии «Саундрама»