среда, 29 июля 2009 г.

Читайте по губам

«Липсинк» Робера Лепажа (Lipsynch)
27 июля 2009 года на сцене театра «Мастерская Петра Фоменко» в рамках Чеховского театрального фестиваля

Этот без преувеличения эпический спектакль рассказывает о судьбах девяти разных людей и их переплетении. Через смешение языков, смешение культур и способов выражения до зрителя доносится главный смысл — в этом забытом богом мире одни выживают благодаря самопожертвованию других. История про обретение сыном матери проходит сквозь все девять частей спектакля, начинающегося и заканчивающегося античным плачем матери по сыну. Но плачет мать приемная, а сын плачет по матери настоящей, давно погибшей, но узнанной им.

Действие спектакля разворачивается на двух континентах в Австрии, Великобритании, Испании, Германии, Канаде и Никарагуа. Герои говорят на английском, немецком, французском и испанском, но русские субтитры (не без опечаток, но виртуозные по исполнению — проецировались прямо отдельные элементы декораций) в основном были не нужны, потому что происходящее на сцене было понятным и жизненным (но жизненным, «как в кино»). Сюжет каждой отдельной части довольно прост, а все вместе, если попытаться пересказать, вообще тянет на мыльную оперу или средней руки детектив. Но простота как раз и является залогом успешного и полного восприятия спектакля — наверно, поэтому постоянно приходит в голову сравнение с добротным голливудским фильмом.

Самым важным в спектакле является звук, через него передается больше всего информации. Тут и сцены дубляжа кино, и бесконечные объявления автоответчиков, автоинформаторов. В сцене, где героиня Сара тренируется с компьютерной программой по восстановлению речи, блестяще и объемно показывает полифонию человеческого голоса. Словно шутя, актеры периодически составляют хоры и исполняют красивые многоголосья, и невозможно умолчать об захватывающей дух симфонии № 3 Хенрика Гурецкого в исполнении героини спектакля Ады Вербер, оперной певицы (ее блистательно играет Ребекка Бланкеншип).

Актеры в спектакле — настоящие универсалы, им по силам и вокал, и пластика, и исполнение нескольких ролей. Спектакль сложен хотя бы даже обилием сцен, деталей, элементов декорации, он как будто охватывает мир, и с этой же задачей приходится справляться девятерым исполнителям ролей. К сожалению, в российской фестивальной версии программки они лишь перечислены во вкладыше, без фотографий или указания ролей в спектакле, что очень удручает. Театральная Москва должна знать героев финала театрального сезона 2008-2009 года: Фредерик Бедар, Карлос Белда, Ребекка Бланкеншип, Лайс Кастонгуе, Джон Кобб, Нурия Гарсиа, Сара Кемп, Рик Миллер, Ханс Писберген.

Спектакль можно разбирать бесконечно долго, на его основе можно писать учебники по сценографии, актерской игре, техническому оснащению сцены. На сцене создается кинореалистичность. Если это самолет — то тут будут иллюминаторы, кресла, пассажиры, тележка с напитками. Если герои едут в лондонской подземке — то будут реальные названия станций и пассажиры за окном, а также настоящий поездной автоинформатор. Декорации трансформируются в совершенно немыслимые интерьеры практически мгновенно. Целую часть спектакля сцена изображает киностудию, и мы видим перед собой вполне реальный процесс съемки кино. Кажется, что в спектакле использованы все современные сценические технологии, внутренности Новой сцены Мастерской Петра Фоменко были буквально вывернуты наизнанку: потолок ощерился всеми возможными видами софитов, планшет сцены держит на себе бесчисленное количество передвижных составляющих.

Работа со звуком ведется на самом современном техническом уровне. Все актеры работают со специальными микрофонами, снимающими звук голоса прямо из человеческого уха. Звуковые пульты находятся прямо на сцене и периодически играют роль пультов сведения в сюжетных студиях звукозаписи. Видеоинсталляции делаются, что называется, «в прямом эфире», то есть здесь и сейчас (конструирование визуально обманчивых столов, стульев и фортепиано в баре в Сохо, сцена изнасилования Гваделупе). Команда спектакля (а на поклонах видно, что обслуживающего сценического персонала в два раза больше, чем актеров) работает настолько слаженно, что достигается эффект чуда, по крайней мере московским зрителям с таким качеством сценического действия приходится сталкиваться удручающе редко.

Прекрасное завершение театрального сезона. Спасибо Чеховскому фестивалю, виват, Лепаж, виват команде «Липсинка»!

P. S. Последние представления Lip Sync в Москве пройдут 1 и 2 августа - спешите за билетами!

Ссылки:
Детальное описание спектакля: часть 1, часть 2
Спектакль Lipsynch на сайте Чеховского фестиваля
Симфония №3 Хенрика Гурецки на YouTube
Короткая видеопрезентация спектакля на YouTube


пятница, 17 июля 2009 г.

Хау ту флай

16 июля 2009 года
"Икар" в постановке Даниэле Финци Паски (Театро Сунил, Лугано, Швейцария)
на сцене театра им. А. С. Пушкина в рамках Международного театрального чеховского фестиваля

Действие начинается с трогательного пролога на ломаном английском (потому что он несколько больше понятен российской публике, нежели французский и итальянский), где Даниэле сообщает публике на пару с переводчиком, что этот спектакль был им сочинен во время каникул, проведенных в тюрьме за отказ служить в вооруженных силах Швейцарии. Во время вынужденного заточения ему было грустно, и он стал рассказывать сокамерниками разные истории, из которых впоследствии родился "Икар". Возможно, именно поэтому для спектакля необходимо выбрать одного, может быть, самого главного зрителя, который будет играть на сцене, исполняя роль того самого собеседника, сокамерника, с которым герою Даниэле нужно поделиться своей мечтой.

О чем можно мечтать в тюрьме (или в клинике - сценической интерпретации тюрьмы)? Конечно, о свободе. О том, как можно вырваться из тесной клетки и улететь. Но как летать? Во-первых, нужен соратник, лететь нужно в компании, а иначе будет скучно. Во-вторых, нужен ритм, нужна музыка для тренировок, которую Даниэле виртуозно исполняет на пружинах армейской кровати. В-третьих, если нет окон, то нужно взять в заложницы доктора или медсестру. Все очень просто.

Но у нового соседа по камере (в тот вечер - русской девушки Маши) парализованы обе ноги, поэтому для него полетом может стать обычный шаг вперед, и Даниэле сперва учит его летать, а потом - просто ходить, и тут неожиданно распахивается окно на волю, которое было все это время спрятано в шкафу. Это один из самых трогательных и сильных моментов спектакля, построенного на легкой клоунаде и простодушном разговорном жанре.

Первое представление в Москве прошло очень тепло и душевно, девушка Маша весьма трогательно вжилась в образ, а сам Даниэле Финци Паска настолько эмоционально играл свою роль, что даже пропустил целую сцену с нарисованным солнцем, которое так и осталось висеть свернутым холстом над сценой. Но это, в общем-то, не так уж важно. Ощущение полета во сне и наяву, полета к свободе передалось публике сквозь простые, не очень верные грамматически фразы на английском языке и историю про друга Августо, который тоже хотел убежать, но внутри него завелись паучки, он заболел и не смог улететь из заточения.

Не могу не провести совершенно очевидные параллели с ранним творчеством Гришковца, со спектаклем "Как я съел собаку", который также был дебютным. Та же проблема несвободы (опять-таки, по причине армии), вот только герой Гришковца, оказываясь на Русском острове, не может думать о полете, он становится реалистом, переставая быть ребенком, и очень символично давит красивых бабочек, которые имеют возможность с этого острова улететь. А герой Даниэле остается мечтателем, ребенком - в этом смысл клоунады, в то время как Гришковец уходит в смесь примитивного разговорного жанра и пантомимы, пытаясь этими средствами объяснить, почему ушел во взрослый мир и уже не может вернуться. Сценические приемы двух авторов схожи, в то время как спектакли - различны и в финале приводят зрителя к совершенно разным выводам.

Ссылки:
Спектакль "Икар" на сайте Чеховского фестиваля
Репортаж канала "Культура" о спектакле "Икар"

пятница, 10 июля 2009 г.

Домашний "Норд-Ост"

9 июля 2009 года
"Норд-Ост" в постановке Театра семьи Садовниковых, Саннивейл, Калифорния
на экране в BlurCafe, Москва

Слухи о том, что за океаном поставили "Норд-Ост", просочились в фанатскую среду довольно давно. Даже Алексей Игоревич Иващенко на своем концерте довольно подробно рассказывал о том, как пересылались ни много, ни мало целые клавиры специально и исключительно для этой семейной постановки. И вот, наконец, в Москву доставлены диски с видеозаписями аж целых двух составов. Благодаря Даше мы собрались душным московским вечером в кафе недалеко от Таганки, чтобы оценить творение американских продюсеров.

Впечатления - очень интересные и очень личные. Желтая занавеска на проволоке (занавес) тут же напомнила мне первые камерные спектакли на сценах в кабинетах школы, в которых я принимал участие. И, конечно, у меня в голове не раз и не два возникала мысль ставить отдельные куски из мюзикла "Норд-Ост" (некоторые из них в итоге реализовались), но всегда было понятно, что полностью спектакль не поставить, что не удастся собрать компанию единомышленников, которые согласятся и смогут вокально принять участие в такой любительской постановке. Семья Садовниковых набралась смелости и поставила мюзикл целиком своими силами. Насколько я понял из рассказов, их домашний театр существует уже давно, и "Норд-Ост" - далеко не первая постановка. Остается только порадоваться, что такая идея пришла в голову им и ими была доведена до конечного результата.

Поразило то, как бережно обходятся постановщики с либретто. Те номера, которые хорошо смотрятся на большой сцене, могут лишь затянуть действие на сцене размером три на четыре метра. К тому же постановка определялась кастингом, а потому сцену влюбленных и сцену секретарш в ГлавСевМорПути из спектакля исключили. Зато - очень хорошие костюмы (местами мы - поклонники всех российских версий "Норд-Оста", спорили, почему нельзя было подобрать шарфик другого цвета, или там свитер, или сумку почтальона не от Calvin Klein, но это придирки), и честная, часто очень точная - а местами новая и изумительная - актерская игра.

К сожалению, не могу сейчас оперировать именами актеров, потому что нет у меня пока копии диска. Скажу, что мне больше всех понравился Ромашов, образ был наиболее цельным в спектакле (а сидящий вместе с нами на просмотре актер Иван Ожогин, исполнявший эту роль в передвижной версии мюзикла, пару раз шептал "класс!", "молодец!" в ответ на вокальные подвиги актера-любителя), и пусть в сцене смены поколений он (да и остальные трое главных героев) смотрелся немного забавно, зато во втором действии облик этот играл ему только на руку.

Мне понравились все актеры. Дети были искренни, а взрослые были сосредоточены, но вместе с тем - свободны и убедительны. Правда, в самом начале просмотра, на сцене "Прощания с Архангельском" все мы сначала дружно удивились тому, что Кораблев оказался седой, немолодой и невысокий, а Николай Антонович - выше на голову, в расцвете сил и без единого седого волоса. Впрочем, это все издержки просмотра спекталей в Москве (Нижнем Новгороде, Тюмени...), нужно шире смотреть на уже привычных персонажей. Они вполне могут быть такими, какими их увидели в далекой Калифорнии.

Московские зрители с удовольствием и, как мне показалось, с ностальгией и доброй завистью смотрели видеоверсию постановки. Представьте, что ваш дорогой друг вдруг исчез бесследно и безнадежно, а через пару лет вдруг объявляется и через вебкамеру машет платочком из Америки или Австралии: я тут, у меня все хорошо! Вот только вернуться у него ну никак пока не получается. Но прочь грустные мысли. То, что мы увидели на экране, определенно грело душу и вселяло надежду. "Норд-Ост" жив, его играют - это главное!

В финале своего рассказа привожу цитату с форума на сайте nordost.ru от 29 марта 2009 года:

Увы, дорогие друзья: сегодня и завтра - последние спектакли. Потом будут другие спектакли в нашем доме и, хочется верить, что будет "Норд-ост" в другх местах. Мы сделали всё, что могли, для осуществления своей мечты. Эту радость с нами разделили еще 750-800 зрителей из русскоговорящей диаспоры Кремниевой Долины, посетивших 12 спектаклей, а также замечательный коллектив нашего музыкального театра.

Итак, целых двенадцать представлений и около восьмисот зрителей. Для домашнего театра - успех феноменальный. А для "Норд-Оста" - продолжение жизни спектакля и шаг вперед. Хочется, чтобы об этой постановке узнали все те многочисленные спонсоры, что отказались от участия в проекте, а также чиновники, чинившие препятствия на пути гастрольной версии, чтобы им всем стало стыдно за трусость и подлость, которую они совершили по отношению к этому удивительному мюзиклу, который заставляет поверить в свои собственные силы, поверить в свою страну, бороться и не сдаваться.

Ссылки:
Фотоальбом спектакля "Норд-Ост" в постановке Садовниковых
Фотографии с репетиций мюзикла
Очень красивые фотографии домашнего "Норд-Оста" (оттуда фотографии в этой записи)

понедельник, 6 июля 2009 г.

Радужно, но неправда

В "Российской газете" вышло интервью Петра Иванова, генерального директора ГУП "Мосгортранс".

Что тут сказать?
Да, закупается новый подвижной состав (хотя инвалиды в нем все равно не ездят, хоть убейте, они вообще не могут передвигаться по городу, о чем недавно довольно наглядно поведала группа товарищей), работает турникет, диспетчеры как-то пытаются соблюдать график движения.

Но контролеры работают не в форменной одежде, водители имеют свой взгляд на график, на манеру вождения и остановки на остановочных пунктах. Велика доля подвижного состава совершенно непотребного вида.

Кто-то скажет, что это дотационная отрасль, что нечего пенять на не самое лучшее качество услуги. Но не соглашусь, компания вполне себе работает на самоокупаемости. Каждый льготник, приставляя карточку к валидатору, автоматически оплачивает проезд по полной стоимости за счет Правительства Москвы. Со студенческими проездными точно так же. А остальные пассажиры оплачивают проезд по полной программе.

Таким образом, компания получает неплохой доход и производит самую безопасную перевозку пассажиров в городе после метрополитена (автобусы большой и очень большой вместимости во много раз безопаснее микроавтобусов всех категорий). Проблемы же следующие:

1) ГУП "Мосгортранс" не желает предпринимать ни малейших усилий к увеличению своей прибыли за счет привлечения пассажиров (в основном - молодых и прогрессивных) путем улучшения качества услуг (корректировка маршрутов, стабилизация графика движения, безжалостная борьба с автоуродами рука об руку с правительством Москвы).

2) Пассажиры не обладают должным уровнем самосознания а также нужной информацией для эффективного пользования системой общественного наземного транспорта ГУП "Мосгортранс" (неслучайно мне лично пришлось объехать на велосипеде близлежащие остановки общественного транспорта и расклеить объявления об изменении маршрута автобуса №867, который временно стал ходить в наши края).

3) Не существует четко выраженной формы гражданского контроля работы наземного общественного транспорта. Единственная категория, которая пытается повлиять на работу "Мосгортранса", указать на его ошибки - это фанаты наземного транспорта, которые понимают, как он работает, как устроен (они не поленились узнать все это, потому что им это интересно), а потому выбирают именно его для ежедневных перемещений по городу. К сожалению, таких людей совсем немного, а к их мнению в филиалах ГУП "Мосгортранс" зачастую относятся как к бреду сумасшедших и не ценят их наблюдательность, опыт и знания по части работы наземного транспорта.

Эти проблемы сложно будет решить, если не удастся преодолеть безразличие и откровенную дремучесть пассажиров, которые даже не понимают, за что и для чего они тратят деньги на проезд, а также что они должны за эти деньги получать. А фанатов, как я уже говорил, нужно холить и лелеять в любой практической области, где они существуют.

воскресенье, 5 июля 2009 г.

Tangentes

"Тангенс"
на сцене Центра им. Вс. Мейерхольда в рамках Международного театрального чеховского фестиваля
2 июля 2009 года

Спектакль (а точнее, философское пластико-цирковое представление) длился всего один час пятнадцать минут. За это время четыре актера-акробата и многофункциональная декорация пытались показать зрителям нечто универсальное и концептуальное.

А теперь по порядку.

Признаться, я очень впечатлен их пластикой (хотя пластикой я пресыщен, и видел совершенно идентичные вещи много раз) и тем, как они вписывали движения в конкретные идеи и образы. Именно вписывали, а не создавали с их помощью. Дело здесь не в артистах, и даже не в постановщике (который играет сам), а в отсутствии какой бы то ни было концепции или объединяющей идеи. Есть несколько сцен, где посредством пластики и хитрой машинерии рисуются вполне понятные и знакомые картины человеческого существования.

Атмосферу создают музыка и декорация, представляющая собой сборку из батута, горки, ступенек, акробатического шеста, двух движущихся дорожек и колеса для белки, увеличенного до соответствия с ростом человека. Все это работает потрясающе. Признаюсь, мне всегда очень нравится работа сценической машинерии, особенно звук электромоторов во время смены декораций между сценами, есть в этом что-то завораживающее.

Декорация работает, выкладываются по полной программе актеры, но не складывается это все в единое целое. Сцены несвободы, жизненного выбора, взросления и пути к вершине, безразличия, роста из обезьяны в человека, верчения в жизненном колесе - казалось бы, звучат в одном ключе, но не связаны между собой. А могли бы.

Ссылки:
Спектакль Tangentes на сайте Чеховского фестиваля