пятница, 28 ноября 2008 г.

Я не Гришковец

Признаюсь вам честно - я не профессионал в том, что касается театра, и вряд ли когда-то им стану. Я просто хожу в театр и иногда вижу в этом некий спорт, в частности - бег на короткие и длинные дистанции. Но какой спортсмен-любитель, выйдя на олимпийский стадион, не чувствует себя хотя бы на секунду чемпионом?

По сути, это просто бег от старта до финиша, причём особой практичности в этом нет - как начали бежать на стадионе, так там и закончите свою пробежку. В разговорах со многими людьми практического толка мне всегда сложно было формулировать, почему я хожу в театр много (на самом деле, конечно, совсем немного), и все рассуждения на тему "потребитель - продукт" заканчивались поражением в дискуссии. Но тут дело личное - либо человек ходит в театр, либо не ходит. Кто-то приходит на стадион, кто-то обрастает жирком, а кто-то просто не толстеет, и ему стадион не нужен.

В субботу вот устрою себе однодневный театральный марафон - буду смотреть спектакль "Берег утопии" в РАМТе. Он состоит из трёх частей и идёт целый день с полудня до десяти вечера с перерывами. Впечатлениями, разумеется, поделюсь здесь.

среда, 26 ноября 2008 г.

В Екатеринбурге снова наезжают на культуру

Екатеринбургский Дом актёра хотят прибрать к рукам. Защитим дом актёра!
Подробности и ссылка на механизм сбора подписей - в посте Павла Руднева.
Внесите свою лепту: проголосуйте и разместите у себя в журналах!

понедельник, 24 ноября 2008 г.

Monte-Cristo. Dreamcast

Склонность находить оптимальные решения порождает подобные рейтинги. Посмотрев всех актёров во всех ролях, могу позволить себе составить своеобразный "состав мечты" для мюзикла Monte-Cristo в Театре оперетты.

Читатель! Этот список составлен в соответствии с моими личными предпочтениями. Тем не менее, я старался быть объективным и по существу оценивать вокальные, пластические, актёрские и внешние данные всех артистов как по отдельности, так и в ансамбле. Результат перед вами.

Эдмон Дантес - Игорь Балалаев. Only.

Мерседес - Валерия Ланская. Only.

Фернан - Максим Новиков. Only.

Вильфор - Андрей Белявский. Александр Маракулин. В равной степени.

Бертуччо - Александр Голубев. Дёров имеет иную фактуру и тоже хорош.

Бенедетто - Андрей Александрин. Вадиму Мичману лучше удаётся вокализ.

Альбер - Денис Дэмкив. Красавец и сочетается голосом с Гученковой.

Валентина - Анна Гученкова. Красавица и сочетается голосом с Дэмкивом.

Эрмина Данглар - Лика Рулла. Only.

Аббат Фариа - Вячеслав Шляхтов. Хотя многие и не различают двух исполнителей роли.

Бошан - Александр Бабенко. Вячеслав Кирюхин.

Гайде - Диана Савельева. Only.

Небольшой комментарий: при выборе состава первые три строчки нужно учесть в первую очередь. В остальных случаях нужно делать выбор в сторону большего количества указанных в списке исполнителей.

пятница, 21 ноября 2008 г.

к ответу его, к ответу!

Когда я слышу или читаю фразы вроде "Его Величество театр" или "достопочтенный зритель", моё воображение рисует мне поеденный молью красный занавес, плохих актёров с большими амбициями и толпу зрителей, пригнанную из ближайшего ПТУ. Понятно, что это всего лишь слова, и они ничем не лучше тех слов, что употребляю я или кто-то другой в своих отзывах (иногда действительно честных отзывах) о спектаклях (иногда - достойных спектаклях), эти слова могут в определённом контексте даже звучать правдиво и к месту.

Наверно, просто в силу большого количества неграмотных людей, которые неумело пиарят какие-нибудь посредственные спектакли в многочисленных сообществах, на форумах, в блогах, возникает стойкое отвращение к затасканным этими неумелыми людьми фразам. И когда какая-нибудь девочка пишет "Любите ли вы театр так, как люблю его я?" в своём дневничке - это уныло, и даже не пробуждает чувства жалости.

Ведь есть целый пласт людей, не являющихся профессионалами в театральной журналистике и театральной критике, которые тем не менее спешат поведать urbi et orbi о своих впечатлениях и мыслях по поводу театров и спектаклей. Распределение сил в этом людском множестве происходит по известному закону, и всегда есть те, кого читать интересно, потому что они честны и опытны, да ещё и грамотны в смысле русского языка. Но всегда будут те (и их - большинство), которые будут плохо рекламировать плохие спектакли, актёрские курсы и прочую ерунду. И даже получать за это деньги.

По большому счёту никого не волнует, что они все там пишут. Но вот, например, открытый к восприятию студент, который решил, наконец, выбраться в театр, читает у себя в френдленте нечто подобное, покупает билеты, зовёт симпатичную девушку - и попадает в плохой театр, куда даже бесплатно и одному в состоянии алкогольного опьянения ходить не надо. Конечно, глобально - это проблема театра. Но в данном случае - это испорченное настроение и предубеждение относительно роли театра в духовной и интеллектуальной жизни конкретного человека. И он ходит только в кино, есть попкорн и смотрит Камедиклаб. Логическую цепочку можно продолжить.

Даже у любителей должно быть чувство ответственности за написанное и сказанное. Это так же важно, как уступать место в автобусе женщинам и людям старшего возраста и выключать сотовые телефоны на время просмотра спектакля.

вторник, 18 ноября 2008 г.

New York people

Благодаря Анне Егоровой мы с вами можем понаблюдать за уличными и подземными музыкантами Нью-Йорка, не покидая наших московских квартир. Даже в то время, когда ЖЖ проводит флешмоб под названием Moving Day.

Один из музыкантов Нью-йоркского метро (обратите внимание, что он играет, стоя прямо посреди платформы):

И соло на контрабасе в одном из сквериков на Манхеттене:

Это, конечно, не театр улиц, но сами локации этих выступлений производят впечатление особого урбанистического театра. Увертюра и сольная ария.

воскресенье, 16 ноября 2008 г.

first lifehack in my life

Есть много вещей, которые я в своей жизни не делал, и от этого совершение такого рода поступков становится ярким и незабываемым. К примеру, до сегодняшнего дня я ни разу не ходил в театр по льготным билетам, получаемым по студенческому за час до спектакля. Сегодня этот жизненный пробел был восполнен, и мы с Иваном П. посетили дневной показ "Монте-Кристо" за абсолютно смешные деньги - по 300 рублей с носа.



Вдобавок, нам очень повезло с местами, на которые мы пересели - это был четвёртый ряд бельэтажа и почти середина, так что вся сцена была перед нами, как на ладони.



О мюзикле мне, пожалуй, стоит написать более подробно, чем в прошлый раз, это я сделаю в ближайшую пятницу, обещаю. Могу пока сказать, что Игорь Балалаев в роли Эдмона по-прежнему прекрасен вокально (несмотря на все попытки звукорежиссёра этому помешать) и пластически. Также видел сегодня в роли Мерседес Анастасию Макееву, и могу теперь сравнить её игру с исполнением Валерии Ланской - и не в пользу первой. Зря ругали Антона Дёрова - в роли Бертуччо он очень хорошо смотрится, и в вокальном плане к нему нет никаких претензий, опыта работы в мюзикле ему не занимать.

Иван П., даром что полупрофессионально занимается танцами, глаз не мог оторвать от балетной труппы "Монте-Кристо", я же в очередной раз восхищался вокальными данными солистов.

Юным мюзикломанам рекомендую испробовать сей заманчивый способ попасть на "Монте-Кристо", всем остальным также рекомендую оценить творение композитора Романа Игнатьева и поэта Юлия Кима.

Ссылки по теме
Мюзикл "Монте-Кристо"

суббота, 15 ноября 2008 г.

Синий-синий Таэр

Карло Гоцци "Синее чудовище"
Театр "Сатирикон"
14 ноября 2008 года

Активная реклама "Чудовища" в Москве, а также показ блоками, подобно какому-нибудь шоу или мюзиклу, заставили меня думать, что этот "цирк в двух частях" являет собой как раз мюзикл или пластический спектакль-пантомиму. Поэтому летом включил спектакль в свои списки must see, и вчера, благодаря определённому стечению обстоятельств, оказался на нём.

Первое, что бросается в глаза, это действительно цирк. Техническое оснащение сцены напоминает о цирковой арене - всевозможные канаты, трапеции и лестницы, двигающийся бортик арены и даже подобие водяного резервуара. Сама комедия Гоцци - это чистое дель арте со стандартным именованием и характерами персонажей, несколько раз за время спектакля с придыханием вспоминающих о Венеции. Поставить дель арте сегодня и сделать это нескучно - задача сложная, и в этом плане цирк как развлечение для зрителя является очень хорошей режиссёрской задумкой.

Однако цирк лишает спектакль целостности. Парадокс следующий: каждый актёр по отдельности играет очень хорошо (в спектакле несколько составов, я перечислю, кто играл вчера вечером), но ансамбля не возникает. Панталоне (Антон Кузнецов) мастерски владеет пантомимой, Бригелла (Иван Гнатенко) - мнительным юмором, Тарталья (Игорь Гудеев) профессионально плетёт интригу за интригой, а начальствует над ними царь Фанфур (Андрей Оганян) с присущим таким царям в равной степени идиотизмом и коварством. Но все они - как осколки разбившейся о бортик цирковой арены блюдечка с голубой каёмочкой. Не донесли совсем чуть-чуть его до зрителя, разбили на глазах. Правда, номер трёх министров и Труффальдино (Георгий Лежава) в начале второго действия, когда они устраивают массовый синхронный заплыв в бассейне - слажен, и тут единство ансамбля в пластическом понимании неоспоримо. (Кстати, на этом моменте окончательно понял, что мне сам спектакль напоминает - привезённый на последний Чеховский фестиваль спектакль "Дождь" канадского цирка "Элуаз". Слишком уж они похожи технически и визуально.)

Царица Гулинди в исполнении Екатерины Маликовой смотрится действительно порочно, а ещё она творит чудеса "под куполом цирка", тут и обруч, и номер с лентами - смотрится здорово,зрелищно и, повторюсь, порочно. Дуэт китайского принца Таэра (Яков Ломкин) и грузинской принцессы Дардане (Екатерина Мельникова) распадается в самом начале спектакля по воле злого чудовища Дзелу (Антон Егоров). Принцесса должна в мужском обличье служить при дворе Фанфура, а Таэр сам превращается в Синее Чудовище.

О Чудовище пару слов. Это на сто процентов райкинский персонаж, абсолютно пластичный, меняющий каждую секунду позу и выражение лица, то вскакивающий, то стелющийся. Одинаково хорошо с этим справляются исполнители роли Дзелу и Таэра, превращающегося на оставшееся время в чудовище. Его манера говорить с повторениями и остро характерными интонациями незабываема. Чудовище в умопомрачительном синем костюме с серебристым корсетом, с тростью в руке, тасующее карты с ответами на все вопросы и описанием будущего - гвоздь программы этого цирка в двух частях. Привлекательнейший дьявол во плоти.

Роль Смеральдины исполняла Полина Райкина - дочь Константина Райкина и недавняя выпускница Щукинского училища (помнится, замечательный был дипломный спектакль "Горе от ума" с ней в роли Лизаньки). С пластикой у неё тоже всё в порядке (особенно в захватывающей сцене боя со стражниками), а актёрских данных уж точно хватает для Смеральдины. Приятно, когда буквально у тебя на глазах растут и крепнут свежие актёрские силы.

Если же вы спросите, идти ли на этот спектакль, то я, конечно, скажу, что идти. Но остерегайтесь слов "падла", "блин" и других подобных им. Они там есть и лично мне в контексте "Сатирикона" немного режут слух.

Ссылки по теме
Театр "Сатирикон"
Спектакль "Синее чудовище"

пятница, 14 ноября 2008 г.

Семейные ценности

Николай Лесков "Захудалый род"
Студия театрального искусства, Москва
13 ноября 2008 года

О спектакле

С первых секунд становится понятно, что рассказ предстоит длинный, со множеством семейных подробностей. Вера Дмитриевна Протозанова начинает рассказ о своей бабушке, Варваре Никаноровне, в девичестве Честуновой и о людях, которые её окружали. Это ни на секунду не становится похоже на простое перечисление благодетелей и пороков, достоинств и недостатков, просто это пересказ жизненных судеб и историй в тех обстоятельствах, в которых им суждено было свершиться.

Основой спектакля служит одноимённая повесть Николая Лескова, безусловный шедевр, "семейная хроника в двух частях". Общепринятый термин "семейная сага" к этому произведению совершенно неприменим, потому как из истории одной фамилии не делается эпоса. Равно как и сценическую версию в "Студии театрального искусства" сложно отнести к категории "театр", потому что она выходит далеко за рамки театра как такового - или же я ошибаюсь по причине неправильного понимания до сих пор самого определения театра.

Но вернёмся к ощущениям от первоисточника. Канва спектакля проходит по всем важным аспектам семейных, родовых ценностей. Мои чувства подсказывали мне, что я очень невнимательно и выборочно изучал русскую классическую литературу, затрагивающую эту тему, потому что в голове всплывали чёткие и стойкие ассоциации со столь отличным по сюжету и типажам "Крёстным отцом" Марио Пьюзо. Основа между тем одна - клановость. Умение сохранить заветы предков, осознать их, жить в соответствии с ними и передать их потомкам. Собрать вокруг себя, несмотря ни на какие предрассудки и стереотипы, людей верных себе и клану, также ищущих особого, обособленного пути.

Здесь суть не только в сохранении чистоты нравственной и благодеяниях. Вера в Семью (в широком смысле: близкие слуги, друзья - это тоже Семья), способность понимать и любить, прощать и мириться со всеми испытаниями, которые преподносит жизнь. И сохранить всё это, пронести через поколения. Все эти идеи, я бы даже сказал, всё это сокровенное знание настолько блестяще передано на сцене, что заставляет зрителя много думать умом и сердцем, открыть все возможные каналы восприятия происходящего на протяжении четырёх с половиной часов. Это настоящий Театр без малейшей театральности.

Первое действие - становление Семьи. Второе - противоборство Семьи с пытающимися её изменить, загнать в какие-то рамки, да попросту уничтожить Внешними Силами. Сначала крепость строится, при этом приспосабливается к местности, использует все преимущества ландшафта, а затем происходит проверка на прочность. И даже если твердыня превращается в развалины - эти развалины благородны одним своим печальным видом, и вороны, сидящие на их камнях, не в силах этого изменить. Во втором действии есть и ещё одна часть, очень важная - обретение веры, которая отчасти ставит под сомнение саму идею Семьи, и здесь Вера (тоже с большой буквы) показана во всей своей чистоте, без малейших примесей в виде казалось бы неизбежных свечей, икон и запаха ладана. Ничего лишнего.

Попытаться оценить вклад актёрского состава и режиссёра было бы чересчур самонадеянно с моей стороны. Блестящая актёрская работа Марии Шашловой в роли Варвары Никаноровны. Сегодня впервые исполнял роль Патрикея Семёновича Сударычева Сергей Качанов - его персонаж был преисполнен достоинства, безупречности и красоты. Алексей Вертков в роли Доримедонта Рогожина блистал удалью, смешанной с любовью, благородством и умом. Восхищён Сергеем Аброскиным в роли ключевого персонажа второго действия - Мефодия Червёва, насколько точны были его интонации в сцене диалога с губернатором, повторяющей диалог Христа с Пилатом почти дословно, ну и конечно в сцене диалога с Варварой Никаноровной. А как же радуют сердце и глаз комические сцены, поставленные и сыгранные с такой любовью, что можно только умиляться, глядя на персонажей спектакля. Это шедевр режиссёра Сергея Женовача. Спектакль, который поумерит цинизм и спесь многих "матёрых" театралов.

О здании театра

Впервые побывал в домашней обстановке СТИ. Видно, что там зрителю рады, эти деревянные избяные полы, кирпичные белёные стены, простые широкие гостеприимные столы радуют глаз своей непринуждённостью. Садитесь, выпейте свежевыжатого сока или кофе в ожидании спектакля. Мы хотим с Вами подружиться. Вы для нас - самый любимый гость. Небольшой зал с удобным наклоном и комфортными креслами - ещё один немаловажный элемент в деле сближения театра со зрителем.

Благодарности
Режиссёру Сергею Женовачу, всем актёрам, играющим в спектакле и Тане Лукьяновой, без которой этот поход в СТИ сегодня не состоялся бы.

Ссылки по теме
Студия театрального искусства
Спектакль "Захудалый род"
Повесть Н. С. Лескова "Захудалый род"

Для тех, кто не понял

Эжен Ионеско "Макбетт"
Театр "Сатирикон"
12 ноября 2008 года

Гора трупов и два шута. Так начинается спектакль в постановке петербургского режиссёра Юрия Бутусова, ставший безусловным украшением театральной Москвы.

Следует признать, что пьеса Ионеско своей парадоксальностью расставляет всё по полочкам. Те, кто не понял пьесу Шекспира, могут прибавить к имени главного персонажа лишнюю букву "т" и заново пройтись по сюжету, открывая для себя доселе неведомые мотивации персонажей, черты их характеров и кое-какие житейские мелочи, на которые сам Великий Бард, по-видимому, просто не обратил внимания. С другой стороны, кому-то может показаться странным, что некоторые шутки затянуты, или повторяются несколько раз подряд без изменений, кого-то может эпатировать внешний вид персонажей пьесы - это уже издержки жанра, избранного автором с целью объяснить, почему же всё так произошло.

Сценическая редакция "Макбетта" подчёркивает наиболее показательные моменты пьесы. Жанр обозначен как "фарс", и действительно всё очень весело, да еще и с иллюминацией, трюками, огненными мечами, выстрелами, взрывами и песнями. Так, как это любят и умеют делать только в "Сатириконе".

А какой актёрский состав! Это же артисты-пластилин, и режиссёр пользуется этим, получая стопроцентную отдачу. Пластика не только телесная, но и голосовая, а ещё пластика взоров. Денис Суханов (Дункан), Максим Аверин (Банко), Григорий Сиятвинда (Макбетт) показывают чудеса владения своим телом, их игра - полный отрыв от той реальности, что
находится за дверями зрительного зала. Равно как и острая, чувственная игра Агриппины Стекловой (леди Дункан) и Ангелины Варгановой (Придворная дама).

Потрясает больше всего, наверно, сцена убийства Дункана, превращённая в чисто мюзикловый номер, эстрадное шоу, где сначала Дункан казнит по принципу конвейера пришедших на аудиенцию, а потом сам встаёт под холодные струи душа, олицетворяющего неминуемую смерть, и делает несколько незабываемых прощальных па.

Саундтрек спектакля - его неотъемлимая составляющая, его хребет. Музыкальная тема дружбы Макбетта И Банко как нельзя лучше подходит для сцен-пантомим с радостными объятиями двух друзей, а во время визита призрака Банко звучит, как поминальная молитва. Дружбу Макбетта и Банко вряд ли кому-либо удавалось передать так тепло, по-свойски.

Движение Макбетта к власти происходит под давлением леди Дункан, которая по совместительству ещё и ведьма. Тайные желания обретают уверенность и силу, но персонаж Сиятвинды, кажется, до конца не верит (или делает вид, что не верит) в успех своих далеко идущих планов (произнесённое им тихим шёпотом имя Барака Обамы привело первые ряды партера в восторг именно органичностью этой импровизации) Но при этом его инициатива очень быстро достигает того же уровня, что и у будущей леди Макбетт. На фоне этого союза изворотливый, гуттаперчевый Дункан Суханова не выпускает ситуацию из-под своего контроля вплоть до возникновения окончательного и убийственного для себя заговора. Банко весел, лёгок и беззаботен также до последнего момента. И всё это под аккомпанемент и конферанс двух шутов в исполнении Тимофея Трибунцева и Владимира Большова.

Этот спектакль стоит увидеть.

Ссылки по теме
Театр "Сатирикон"
Спектакль "Макбетт"


P. S. Я благодарен Ире Ждановой за уникальную возможность наблюдать сие действо, расположившись в середине второго ряда. Спасибо за такой подарок, Ира.

вторник, 11 ноября 2008 г.

New York City

Год назад я впервые в жизни побывал в Городе. До этого я думал, что Москва - это Город.

Но я оказался в Нью-Йорке.

Автор Александр А. Тугунов

И поэтому когда я пишу о театре, городе и вообще, не могу не вспомнить, как Нью-Йорк раз и навсегда задал для меня городские стандарты - жизни, передвижения, строительства, культуры. Настоящим bonum urbis стал для меня, конечно, театр. К несчастью, именно в период моего пребывания там происходила забастовка сценических рабочих практически всех мюзиклов Бродвея, а потому, как в анекдоте, вместо известных всему миру театральных залов я оказывался в небольших театриках off-Broadway. Ну и не обошлось без приятных исключений.

"Из божественных экскурсий хочу выделить вчерашний тур по закулисному пространству знаменитой Метрополитен Опера. Размах этого здания, построенного в шестидесятых, поражает, равно как и имена, напечатанные в афишах. Из всех театров, чьи внутренности я видел в своей жизни, могу сравнить, пожалуй, с театром Российской Армии. Ну или с Государственным Кремлевским дворцом. Нам показали, где хранятся декорации, где шьют костюмы, показали два репетиционных зала. Главной особенностью этого зала являтеся техническое оснащение сцены, а точнее - сцен. Их четыре (поразмышляйте на досуге, как такое возможно, и присылайте свои варианты!!!), и одна может сменить другую за одну минуту тридцать семь секунд."

Полностью прочитать мои нью-йоркские впечатления вы можете здесь. Как сказал мой хороший друг Иван П., "это лучшее, что мне приходилось у тебя читать". И действительно, моё вдохновение можно было объяснить постоянным ощущением марафона на протяжении двух недель, бесконечным ощущением любви без какой бы то ни было причины, а также тем обстоятельством, что с первых минут пребывания на Манхеттене я стал местным жителем, никак не выдающим в себе туриста, приехавшего всего на две недели. Это был классный опыт. Слова being a real new yorker стали для меня с тех пор чем-то вроде заповеди.

среда, 5 ноября 2008 г.

Ho there, young guslyar!

Николай Римский-Корсаков "Садко"
Санкт-Петербург, Мариинский театр
2 ноября 2008 года (утро)



Совпадения

Опять же благодаря благоприятному стечению обстоятельств во второй и крайний день пребывания в Петербурге я посетил Мариинский театр, где днём давали "Садко". Я не большой знаток оперы, однако ария "Заиграйте, мои гусельки" была одной из лучших в моём репертуаре в пору профессиональных занятий вокалом. Билеты были раскуплены почти полностью, однако мне удалось купить один из последних в первом ряду балкона третьего яруса (это и есть широкоизвестный "раёк" или "галёрка") - кстати, очень рекомендую кассу Мариинского театра, расположенную в здании Гостиного двора (вход с угла возле входа на станцию метро "Невский проспект"), именно в ней я успел приобрести свой.

Проснувшись утром в квартире на улице Достоевского я прогулялся по холодному, но залитому солнцем утреннему Петербургу до Сенной площади, а дальше вместе с толпой зрителей штурмовал маршрутку до Театральной площади. Ещё раз сумел по достоинству оценить архитектуру и планировку здания. Разные социальные классы не имеют возможности пересечься внутри театра - у моей галёрки был отдельный вход и гардероб, можно было лишь обозревать расположенный далеко внизу партер и сидящее в нём высшее сословие.


Вид с балкона третьего яруса на партер и оркестровую яму

С другой стороны, само существование "райка" олицетворяет концепцию доступности искусства для всех даже во времена разграничений. Сегодня, конечно, можно купить билет и в партер, но, согласитесь, всё равно не каждый может себе это позволить. Сегодня такое разделение даёт ряд преимуществ - отдельный гардероб, отсутствие очереди в буфете во время антракта.

О спектакле

Оперу нужно слушать, а уже потом смотреть. Здесь на первый план выходят музыкальная и вокальная составляющие. В этом смысле особенно честными я считаю концертные исполнения, когда на сцене находится оркестр, а солисты и хор выступают без декораций и театральных костюмов. Однако такое зрелище было бы неинтересно широкой публике и производило бы новых адептов оперы. Поэтому декорации монументальные, яркие, огромный хор и солисты одеты в красочные полусказочные костюмы. Всё это работает уже много лет по принципу: солисты - отдельно, хор - отдельно, балет - отдельно. И вот это мне как любителю мюзиклов было наблюдать интересно. Составные части, синтез которых ещё не произошёл. Пение без микрофонов, только акустика зала и собственные силы. До прихода технических составляющих звука только на это и полагались.

Постановка классическая, без какого-либо эпатажа. Отличные костюмы. Отличные декорации по эскизам Константина Коровина к постановке 1920 года. Слова хора были понятны процентов на восемьдесят, исключения составляли действительно сложные моменты в либретто, которые не так-то легко спеть. К слову сказать, над сценой во время спектакля показывали титры на английском языке, которые почти всё время соответствовали вокальным репликам на сцене. Это было забавно, начиная с фразы "Ho there, young guslyar!" ("Гой же ты, молодой гусляр!") и заканчивая "...didn't pay duties and taxes" ("Не платил мне дани-пошлины."). Так как сейчас в ходу заимствованные слова, опера при чтении англоязычных титров обретала современное звучание и значение.

Мне очень понравился исполнитель роли Садко Виктор Луцюк. Чудесная дикция, мощный голос. И вид уверенный в себе, даже наглый - характер Садка в опере именно такой, особенно хорошо он раскрывается в сцене с нахождением золота в Ильмень-озере. Интонации и лиричные в любовных сценах с Волховой, и залихвастские в "Лёли-лёли, лебеди". Жену Садка Любаву Буслаевну пела Надежда Сердюк - распелась она только ко второму действию. Но характер героини точно смогла передать. Царевна Волхова (Марина Шагуч) была очень убедительна вокально. Все три заморских гостя были великолепны - варяжский (Алексей Тановицкий), индийский (Даниил Штода) и веденецкий (Владимир Мороз).

Знаете, что такое красота? Это когда после величественной северной и суровой арии варяжского гостя следует окутанная тайной и ореолом чань-буддизма великолепная по своей мелодике и беспроигрышная ария индийского гостя. А если она ещё без лишней патетики исполнена чистым голосом... Ах!


Ария индийского гостя в исполнении Гегама Григоряна, 1994 год, Мариинский театр

Ещё очень хочу отметить исполнителя роли Видения Николая Путилина - он не появляется на сцене, а исполняет свою арию, видимо, стоя в Императорской ложе, то есть буквально парой этажей ниже места, где я сидел, отчего звучание было особенно берущим за душу.

Эта опера стала у меня первой посмотренной в нынешнем сезоне. Удачный дебют, как мне кажется. Почти четыре часа на одном дыхании.

О публике

В Мариинском театре не установлены "глушилки" вызовов мобильных телефонов, как в "александринке", поэтому несколько раз во время спектакля мы слушали музыку, не принадлежащую перу Римского-Корсакова (в том числе и на моей любимой арии "Заиграйте, мои гусельки!", в этот момент мне хотелось выпрыгнуть с балкона и в полёте удушить владельца тренькающего телефона). Кроме того, именно на нашем ярусе сидели зрители, которые привели с собой на оперу маленьких детей. Я помню, как меня в раннем детстве водили в оперу или на балет. Ну ведь никакого кайфа! Сидишь, кресло неудобное, и музыка непонятная играет. Ну и зачем детей приводить??? Ладно, я ещё в детстве был молчаливый, со мной никаких проблем, но эти-то орут и перекрывают своими воплями божественные звуки, льющиеся со сцены и из оркестра, видного как на ладони.

Лирическое отступление

Ещё было много туристов и гостей города. Возле меня сидела девушка, которая в итоге во втором антракте заговорила со мной по-английски, заинтересовавшись тем, что я пишу в своём театральном блокноте. Я сказал, что приехал из Москвы, на что услышал вопрос, не работаю ли я в каком-нибудь театре, и в который раз смотрю оперу "Садко" в постановке Мариинки. Пришлось употребить нелюбимое мною слово blogger, чтобы охарактеризовать свою кипучую деятельность. Видимо, чудесный бинокль на золотой цепочке, приобретённый накануне в магазине Александринского театра, добавил моему виду представительности :)))

Спасибо за внимание и до новых встреч!

Ссылки по теме:
Мариинский театр
Либретто оперы "Садко"

Александринка. "Ревизор". Впервые

Российский государственный академический театр драмы им. А. С. Пушкина (Александринский театр)
Н. В. Гоголь "Ревизор"
Постановка Валерия Фокина
Санкт-Петербург, 1 ноября 2008 года

О театре

Большой удачей, благоприятным стечением обстоятельств могу объяснить я тот факт, что впервые смотрел гоголевского "Ревизора" именно на сцене Александринского театра, где эта пьеса впервые была поставлена. Театр встретил меня своими обширными внутренними пространствами, богато украшенными и залитыми светом. В зале "александринки" впервые понял мотивацию людей, делающих фотографии себя на фоне зала и занавеса перед началом спектакля и в антракте. Не отказал и себе в этом удовольствии запечатлеть свой усталый лик на камеру мобильного телефона.



Ощущения значимости добавляли важные, бонтонные капельдинеры почтенного возраста в белых перчатках, продававшие программки в зрительном зале. У меня был билет в так называемые "места за креслами" - если переводить на стандартный театральный, это амфитеатр, то есть "места за креслами партера". Как математика меня приятно порадовала сплошная нумерация кресел в каждой отдельной категории мест (с такой системой точно не будет никаких сомнений в том, какие места ваши, а какие принадлежат соседям), как ревностный зритель я был безумно счастлив объявлению перед началом спектакля, возвестившему о том, что во время спектакля в театре работает система подавления радиосигнала мобильных телефонов, воспользоваться которыми зрители могут в антракте или после спектакля. Последнее обстоятельство порадовало чрезвычайно. Ничто не отвлекало от просмотра спектакля.

О спектакле

На сцене на фоне многократно увеличенного эскиза к декорациям версии Вс. Мейерхольда 1926 года (на её основе поставлен этот спектакль) будто сонные мухи на стульях полусидят-полуспят Хлопов, Ляпкин-Тяпкин, Гибнер и Земляника. Эту вязкую от храпа и зевков атмосферу нарушает Антон Антонович своим известием - и начинается. Почтмейстер, подобно юле, подвижен и не может остановиться. Бобчинский рассказывает о встрече с ревизором нараспев, на манер синодального певчего с рефреном "Пётр Иванович, ради бога, не перебивааааайте!" Осип имеет вид беглого зека и называет Хлестакова не иначе как Санычем. Анна Андреевна и Мария Антоновна в виду своего соперничества дерутся в буквальном смысле этого слова. Сам Хлестаков бегает больше всех, скачет - он быстро берёт ситуацию в свои руки, и уже не выпускает, несмотря на карнавал, происходящий вокруг и количество влитого в него спиртного.

Можно довольно долго разбираться в системе образов и значений каждого отдельного действия. К примеру, во время визита Хлестакова к городничему на сцене появляются декорации роскошного дома с зеркалами и колоннами. Кажется, что это фантазии Хлестакова, но в финале второго действия выясняется, что они - олицетворение иллюзий обитателей города N, потому что когда до них доходит весть о том, что они пригрели мошенника и самозванца, вся придуманная ими роскошь начинает ускользать от них вверх.

Очень важной в спектакле является пластическая составляющая. Мария Антоновна - словно марионетка в руках Хлестакова в сцене объяснения, а потом к дочке присоединяется и маменка, и они уже вместе пляшут под дудку псевдоревизора (здесь ещё стоит отметить участие в спектакле вокальной группы "Ю", сидящей в одной из лож бельэтажа и создающих неповторимое живое музыкальное сопровождение спектакля), который строит так же и всю N-скую элиту в колонну, марширующую по сцене под его счёт. Сцена мечтаний городничего о Петербурге представлена в виде массового поклонения обитателей уездного города, одетых в шапочки-лысины, что делает их одинаковыми и тем самым возвышает их предводителя как яркую индивидуальность; всё это происходит под звуки баяна. Актёры двигаются чётко, слаженно, и это добавляет спектаклю резкости.

О господах актёрах

Роль городничего исполняет Сергей Паршин - народный артист и лауреат Государственной премии России. Естественно, многие его сразу узнают по голосу, ведь он активно работает на озвучании, а уж голос Зигзага из "Чёрного плаща" (первая версия) не спутаешь ни с каким другим. Это потрясающий актёр, верно служащий своему театру на протяжении многих лет. Отличный городничий - как и написано у Гоголя, "очень неглупый по-своему человек; хотя и взяточник, но ведёт себя очень солидно".

Хлестаков в исполнении Виталия Коваленко использует все возможные каналы коммуникации со зрителем - тут и игра голосом, и потрясающая пластика. У него самая подвижная роль, а интонации варьируются в диапазоне от уверенных властных до истерически визгливых. Хорошая актёрская работа.

Актёрский ансамбль работает слаженно, чувствуется в этом школа и сила. Иначе в Александринском театре и быть не может.

О зрителях

Это был мой первый в жизни театральный вечер в Петербурге (церемонию вручения "Золотой Маски" в 2003 году, когда награждали "Норд-Ост", я в расчёт не принимаю), и я имел возможность осмысленно понаблюдать и за публикой тоже. Люди во время спектакля негромко переговариваются, но в рамках приличий, здесь принято обсуждать спектакль. Возможно, дело как раз в том, что благодаря установленному генератору помех никакие сигналы телефонов не отвлекали от просмотра. При этом апплодисменты в финале спектакля были весьма сдержанными, без лишних выкриков. Думаю, что в Москве зал бы ревел от восторга (наверно, так оно и было во время недавних гастролей театра в столице), а здесь лишь одобрительное хлопанье в ладоши.

На этом мои театральные выходные в Санкт-Петербурге на закончились. Продолжение читайте в следующих выпусках.

Ссылки по теме:
Александринский театр
Пьеса "Ревизор" Н. В. Гоголя