пятница, 31 октября 2008 г.

"Кто ты такой, Джизус? "

"Иисус Христос - Суперзвезда"
Постановка Санкт-Петербургского государственного театра "Рок-Опера"
30 октября 2008 года, Москва, на сцене театра "Содружество актёров Таганки"

На эту постановку JCS я шёл с благоговением: как-никак, первая в России (опередившая на четыре месяца премьеру спектакля в Театре имени Моссовета в Москве) русскоязычная постановка, да ещё и, судя по аудиоверсии, с отличными вокалистами. Решение пойти было моим единственным вариантом, когда я увидел этот спектакль в московской театральной афише.

Зал "Содружества актёров Таганки" был на две трети пуст. Пришли в основном любители рок-оперы, плюс кому-то пришло в голову привести целый класс остропубертатных детей, что, как вы понимаете, удовольствия от просмотра не добавляет (к слову сказать, в середине первого акта я с удовлетворением улавливал негромкие звуки удушения пубертатного идиота где-то в первых рядах справа). Стоимость билетов была от 800 до 1500 рублей, что, сразу вам скажу, за просмотр такого спектакля дорого, хотя во имя исследования феномена JCS в России не жалко.

Итак, с чего же начать? Сначала о вокале. Очень интересно слушать этот спектакль непосредственно в зале, "вживую", потому что актёры (за редкими исключениями) действительно показывают класс сольного и хорового (что важно) вокала. Бальзамом для сердца фаната (после последнего сезона регулярного хождения в театр Моссовета) стала поющая массовка. Сразу воскрес смысл в сценах Саймона Зилота, в сцене изгнания из храма, Тайной Вечери и всех остальных. Вначале, правда, толпа не проявляла особой подвижности, но на песне Зилота показала себя с лучшей стороны - простая, доступная хореография, отсылающая мысли зрителя к фильму 1973 года. Нельзя сказать, что толпа проявляла чудеса пластики, но смотрелось это живо.

Сольные партии были хороши все. Голоса Джизуса (Дяденистов), Джудаса (Кашапов), Мэри (Улейская) пусть и отличны от голосов исполнителей на первом альбоме Jesus Christ Superstar, но с вокальной точки зрения замечательны. Видна старая рокерская закалка - хотя бы по приёмам так называемой "певческой кухни", работе с ручным микрофоном для достижения нужного звучания голоса. И пусть ручные микрофоны и в большинстве своём статичные исполнения арий на сцене смотрятся не очень приятно, но звучание голосов (при наличии на спектакле хорошего звукорежиссёра) достойно студийной записи. Отдельно хочу отметить исполнителей ролей Кайафы и Анны (Р. Никитин и А. Авдеев), которые играючи справлялись с вокальными партиями, удивляя точнейшим соответствием тембра голосов своим ролям.

Теперь о менее приятном. Главной причиной хохота наших дорогих пубертатных соседей по креслам в зрительном зале были не скудные костюмы, не оголённые ноги девушек и мужчин, а возраст исполнителей сольных ролей. Да, к большому сожалению, они действительно уже немолоды, и поэтому при просмотре спектакля рождается двоякое чувство - вот, к примеру, потрясающий Раф Кашапов исполняет Heaven On Their Minds, а ты сидишь и ловишь каждый звук, но глаза говорят тебе, что он просто ходит по сцене, останавливаясь каждый раз, когда нужно взять дыхание, то есть энергетика голоса совершенно не подкрепляется энергетикой движения, пластики. То же самое со всеми остальными солистами. Глядя на этих действительно прекрасных вокалистов, думаешь: как хорошо, люди и через двадцать лет снова собрались, чтобы всё это сыграть, но ведь это не юбилейный вечер! Поэтому вливания свежей крови в этом спектакле нужны, как воздух, тем более, что голос с годами тоже теряет свои выигрышные характеристики, а многие сцены спектакля открытым текстом требуют большей динамики в движении.

Световое оформление очень простое, иногда выпускают немного дыма. Про костюмы уже было сказано - они просты до безобразия. В связи с этим не могу удержаться и не выплеснуть свой гнев: сцена царя Ирода была ужасна. Она была отвратительная. После первых пяти секунд я закрыл глаза, чтобы не травмировать психику, и лишь слушал немного странный вариант самой песни в исполнении А. Трофимова с некоторыми нотками Луи Армстронга и общей джазовой направленностью. Наверно, лишь теперь, когда я пишу эти строки, мне удалось успокоиться и проследить ужасающую тенденцию: в большинстве российских постановок из сцены царя Ирода делают среднестатистический бордель с прямой отсылкой в девяностые годы прошлого века. Это тошнотворное зрелище, друзья мои. Так нельзя. Пожалейте зрителя.

И ещё пара замечаний. Перевод, который в целом принято хвалить, местами не имеет права называться эквиритмическим, а местами вызывает удивление. Вот Магдалина поёт в своей I Don't Know How To Love Him: "What's it all about?", а в переводе это звучит как "Хороши дела!.." Или строчка из того же Ирода: "Докажи, что ты – не плут! Напруди вина мне пруд!". Без комментариев.

Добавлена сцена, которая есть только в фильме: Than We Are Decided, смотрится очень даже ничего. Непонятно, зачем убирать из мюзикла Jesus Christ Superstar песню с одноимённым названием. После всей той чернухи которая происходит после взятия Христа в Гефсиманском саду, так нужна эта загробная, но частично расставляющая точки над i ария Иуды. Чуть-чуть света, пусть и прямиком из ада - это ещё не так плохо. Но песни этой нет.

Зато в финале есть номер, который заставляет забыть и простить многое. Это акапелльное исполнение инструментала John Nighteen Forty-One. По мощи и звучанию это сопоставимо с монументальными церковными хорами. Это отличный эпилог, и из-за него привычный фанатам финал спектакля меняется до неузнаваемости, а характеры и значения героев подлежат очередному переосмыслению, они становятся более каноничными с точки зрения православия. По сути - совсем не то, что сказано в самой рок-опере, но звучит сильно.

Ссылки по теме:
Сайт театра "Рок-Опера"
Аудиоверсия спектакля "Иисус Христос - Суперзвезда"

2 комментария:

Юлия комментирует...

Исправь для истории - 30 октября, а не ноября.

Neueyjd комментирует...

Спасибо, исправил.