воскресенье, 26 октября 2008 г.

"...И всё, что остаётся - лишь бороться и искать..."


Сцена "Встревоженное сердце" из мюзикла "Норд-Ост". Фото: nordost.ru

Сегодня исполняется шесть лет с того дня, когда был предпринят штурм театрального центра на Дубровке, где в течение более чем трёх суток террористы удерживали зрителей мюзикла «Норд-Ост». Сегодня мы по-прежнему скорбим о тех, кто погиб в тот ранний утренний час. Много неясностей в этом деле, а расследование до сих пор не завершено.

Хотел бы сказать пару слов о том, что мне известно и что я думаю, правда, по теме всего лишь смежной с непосредственно самим терактом на Дубровке. Я не люблю и не хочу спорить на эту тему с кем бы то ни было, просто сделаю своеобразную попытку сформулировать свою позицию в этом вопросе.

1.Выбор объекта для нападения был далеко не случаен. Сама фабула «Норд-Оста» была посвящена великому прошлому страны (я прекрасно понимаю, что это прошлое было очень трагичным, но позвольте мне рассуждать в системе сценических и литературных образов как минувшей, так и настоящей эпохи), в которой жили люди-мечтатели, устремлённые к свершениям и открытиям. Чувство ностальгии, построенное на вполне привычных, впитанных сознанием образах ближе к середине спектакля сменялось ощущением единства и гордости за свою страну — так или иначе забытым и, убеждён, очень редко возникающим в последние сколько-то десятков лет.

2.Мне, как юному и горячему поклоннику мюзикла, в те дни было страшно не только потому, что люди были на волосок от смерти (а впоследствии и погибли), но и оттого, что спектакль мог прекратить своё существование раз и навсегда. Эта мысль не давала покоя, правда, она тонула в страхе, что убьют ни в чём не повинных людей, с некоторыми из которых я к тому моменту успел неплохо познакомиться.

3.В свете предыдущего пункта можно понять (хотя и невозможно передать) мою безграничную радость после известия о героическом восстановлении мюзикла силами всё той же труппы (в которой, увы, не обошлось без трагических потерь) чудесных актёров, настоящих профессионалов своего дела и фанатов своего спектакля. Это было похоже на чудо. Возрождение стало делом многих, в котором как никогда проявились лучшие чувства и помыслы всей команды «Норд-Оста», а также многочисленных поклонников и благодетелей. Трагическая судьба спектакля тесно переплелась с лейтмотивом романа «Два капитана».

4. Отзывы, с позволения сказать, журналистов касательно «второй премьеры» 8 февраля 2003 года были равносильны многочисленным смертельным ножевым ранениям, нанесённым учеником своему учителю. Спектакль, который доказал, что успешный и любимый публикой современный русский мюзикл мирового класса - явление вполне реальное, был обречён на странную судьбу: найдя в себе силы побороть страх и неверие, он возродился для того, чтобы медленно угасать благодаря весьма мутным предубеждениям общественности, которой основательно промыли мозги выражениями вроде «танцев на костях» и «в этом здании ничего нельзя ставить». При этом положение на деле сводилось к следующему — люди не хотели покупать билет, однако, если представлялся случай попасть на спектакль бесплатно, тут же забывали о всех своих страхах. Сборы не окупали показов, в результате чего 10 мая 2003 года состоялся последний, прощальный показ московской версии спектакля.

5.Принцип «Бороться и искать, найти и не сдаваться!» без тени пошлости лёг в основу дальнейшей судьбы спектакля. К осени 2004 года была готова к премьере в Санкт-Петербурге передвижная версия мюзикла, которую можно было показывать на любой сцене, удовлетворяющей основным техническим параметрам «Норд-Оста» (создатели были готовы в случае необходимости даже чуть-чуть уменьшить размах крыльев бомбардировщика, который, разумеется, садился на сцену ближе к концу второго акта). Однако произошло то, чего никто не ждал. Спектаклю начали чинить препятствия на всех административных уровнях. Абсолютно нелепые отговорки местных властей закрыли для «Норд-Оста» все сценические площадки Петербурга. В результате к радости московских поклонников был сыгран ряд предварительных показов в Москве, всё там же, на Дубровке, а затем состоялась без преувеличения триумфальная общероссийская премьера мюзикла в Нижнем Новгороде. Правда, вирус неприятия «Норд-Оста» всеми «местными» с симптомами давления на потенциальных спонсоров вплоть до отказа от финансирования показов передвижной версии (а она могла существовать только благодаря спонсорской поддержке) вскоре распространился на широких просторах нашей страны — той, восстановление понятия величия которой было заложено в мюзикле. После блока в Нижнем, успешно отыграв две недели в Тюмени, проект с амбициозным российским гастрольным туром получил от ворот поворот абсолютно везде. Эта ситуация длится до сих пор. Всего начиная с премьеры 19 октября 2001 года было сыграно 444 спектакля.

6.Я, как и множество других друзей и поклонников «Норд-Оста», продолжаю верить и ждать, что в один прекрасный день прозвучат звуки увертюры, занавес откроется и под завывание сурового северо-восточного ветра зал услышит слова: «Милый друг мой, дорогая моя Машенька!..» Именно поэтому мы традиционно собираемся вместе в день премьеры 19 октября, празднуем Новый год и посещаем премьеры каждого нового мюзикла — ведь там играют свои, те, кого мы так полюбили по ролям в «Норд-Осте», талантливые и разноплановые актёры теперь уже многих московских мюзиклов. «Норд-Ост» был одним из первых, и он заложил стандарты, которые по сей день не каждый музыкальный спектакль в Москве может достичь.

Спасибо за внимание.

Комментариев нет: