понедельник, 29 сентября 2008 г.

MAMMA MIA, неужель опять ... забастовка режиссеров и сценаристов?!

Глупо было бы писать «отзыв о фильме по свежим следам», когда фильм в мировом прокате давно прошел, и только сейчас его показывают у нас. Тем не менее, просмотр фильма «MAMMA MIA» заставил меня сравнивать московскую постановку этого мюзикла с киновариантом, и общий счет оказался не в пользу последнего.

Что бросается в глаза первым — так это то, что компания-прокатчик сэкономила на переводе картины. Вместо того, чтобы взять перевод пьесы из московской постановки (я говорю не о гениальном переводе песен, выполненном Алексеем Кортневым, в субтитрах на песнях он, пожалуй, и не нужен), они сделали его заново и убили бОльшую часть шуток. Дело в том, что некоторые из них были тончайшим образом локализованы под российского зрителя — при буквальном переводе они оказались абсолютно несмешны. Конечно, отчасти это дело привычки моей и поклонников московской версии, и мне приятнее слышать, например, прозвище Гарри Лоботряс, а не суровое Металлюга.

Все остальные проблемы фильма проистекают уже непосредственно из самого факта его появления. Даже не знаю, на что пенять в этом случае – на то, что проект сугубо коммерческий (вроде как и московская “Мамма” была за деньги) или же сразу и прямо сказать, что это провал режиссуры. Чтобы снимать фильм для мирового проката, нужно взять известных актеров. Талантливых. Поющих и танцующих. Каждый из них хорош по-своему, и я удивляюсь, почему кто-то стал говорить, что разочаровался в Мерил Стрип. Как в этой чудесной актрисе можно разочароваться??? Друзья, она поет и двигается замечательно, играет именно то, что и требуется от нее в мюзикле. Американская актерская школа (по Михаилу Чехову) подразумевает именно такую игру лицом, а также владение своим телом, неплохой вокал и приятную внешность.

И Пирс Броснан, и Стеллан Скарсгорд свои роли сыграли очень хорошо, последнему из них дали даже больше поиграть в привычном для русского зрителя понимании. Голос Броснана – то, что называется “актерский вокал”, пусть звучит он необычно (а для тех, кто слышал, как поют актеры московской версии, это может показаться некачественным исполнением), но передает и необходимую гамму чувств, и мелодику песен. Колин Фёрт разочаровал своим неумением петь, но смотрелся, на мой взгляд, вполне себе ничего. Таня и Рози (не знаю, как зовут актрис, игравших эти роли) были хороши.

А вот Филлиде Ллойд ставим жирный минус. Увы, режиссура в фильме плоская, изменения сюжета неоправданы, а некоторые сцены из-за этого выглядят настолько искусственно, что хочется закрыть глаза и прикинуться креслом в зрительном зале. Чудесные греческие пейзажи, видимо, невозможно испортить никаким режиссерским мнением, и они хотя бы как-то вытягивают на себе фильм. Но что за дурацкая идея убрать из мюзикла, возможно, самую драматическую арию Сэма Knowing Me, Knowing You? Или этот фонтан Афродиты, бьющий в финале фильма из центра танцпола, словно нарзанный источник в Пятигорске на радость монтеру Мечникову? Я уже не говорю о странном решении найти для Гарри Лоботряса любовь всей его жизни в виде непонятного греческого мужчины из числа гостей на свадьбе; или о темнокожем Пеппере - но здесь уже точно дело привычки, хотя сцены Тани и Пеппера смотрелись весьма искусственно. Я понимаю, что это какие-то очень концептуальные изменения, внесенные сценаристами, но они сводят на нет впечатление от фильма.

Светлое воспоминание об удачной московской версии “Mamma Mia” заставляет меня сказать странную вещь: то, что зрители могли увидеть в Москве на сцене МДМ, было гораздо более качественным зрелищем, нежели мировая киноверсия мюзикла. И в данном случае неправы те, кто утверждают, что “песни ABBA переводить не надо”. Здесь надо, и я уверен, что будь песни дублированы русским кастом “Mamma Mia”, фильм смотрелся бы значительно лучше.

Комментариев нет: